1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Воспоминания

Необязательно это герой-одиночкаВ написанной на исторический сюжет пьесе Камю "Праведники" или в "Мертвых без погребения" Сартра, драме о Сопротивлении, перед выбором оказывается целая группа людей, но каждый должен прийти к окончательному решению сам. Ог

20 Марта 2013

По его мнению, язык в драме натурален тогда, когда он соответствует сути создаваемых в ней образов. (В качестве иллюстрации своей мысли Камю приводит героев Кафки, которые, по его мнению, изъясняются по-своему очень естественно и натурально, не являясь сами ни натуральными, ни естественными в житейском понимании этих слов16. )Аналитически безжалостный в раскрытии проблем бытия, в обнажении мучительности и драматизма поисков смысла жизни, без которых человек не может быть человеком, "театр идей" обращался к своим зрителям на простом и естественном" языке. Отбросив красоту и словесную игру "интеллектуальной драмы" 30-х годов, он выработал свой жесткий и экспрессивный стиль, требующий от сидящих в театральном зале или читающих пьесу своего рода завербованности, привычки к восприятию философских, этических идей, пусть и становящихся более живыми и доступными оттого, что 7ни обретают "плоть и кровь" драматических персонажей. "Театр идей" требовал от публики напряженной работы, деятельного осмысления предлагаемых ей ситуаций и коллизий, постоянного разгадывания сложнейших интеллектуальных и нравственных ребусов. Очень точно определил эту особенность новой драматургии С. Великовский на примере Сартра: «Думать в театре Сартра приходится всерьез и о серьезном. Не о мелочах житья- бытья, не о досадах и неурядицах, одолевающих на службе и дома, а о том, с чем необязательно сталкиваешься повседневно, но над чем стоит порой ломать голову, коль скоро ты одарен разумом. Пытка мыслью — обычное состояние личности в пьесах Сартра, тут почти все на дыбе неумолимого "быть или не быть"». "Пытка мыслью" была тем состоянием, в котором постоянно находился читатель или зритель "театра идей", и оно было под силу немногим.


Одновременно с антивоенной темой

19 Марта 2013

Одновременно с антивоенной темой, переплетающейся с "испанскими мотивами", в творчестве Аррабаля прозвучала тема противостояния мира детей и мира взрослых. Юные герои его пьес вступают в жизнь, не подчиняясь и не приемля законов, установленных в ней взрослыми. В придуманном им полуреальном, полувоображаемом мире своя шкала ценностей. Они — дважды отверженные: между ними и старшим поколением лежит возрастная граница, граница социальная отделяет их, как и их близких, от людей благополучных, обеспеченных. Они всегда находят себе пристанище на заброшенных пустырях или свалках (накапливающиеся годами и теперь сразу выстиранные и развешанные во дворе бесчисленные простыни отгораживают и заслоняют весь мир от героев пьесы "Лабиринт"), создавая здесь собственное "общество", одновременно трогательное и жестокое, невинное и извращенное, полное мечты и беспрерывно сталкивающееся с действительностью.


Герои "Огней" живут по законам мифа

19 Марта 2013

Герои "Огней" живут по законам мифа, и, значит, их чувства и проблемы реальны во все времена. Отсюда смелые модернизирующие штрихи в историческом повествовании, нарочито резкие разрывы и смещения в местном колорите. Приключения Сафо развертываются на фоне ночной жизни Афин 1935 г. ; буря рвет подземный кабель, связующий остров, где томится Ахилл, с землей; Троянская война описывается как греко-турецкий конфликт 1924 г. : в военных действиях участвуют танки, свистят пули, скучающая Клитемнестра палит из винтовки по воронам, а ее сын прилежно пишет доносы в полицию. Симптоматично, что современная цивилизация, получается, не вносит в древние конфликты ничего, кроме технологии. Аналогичный эффект временного сдвига достигается и анахронистическими сравнениями — паломничество Антигоны уподобляется странствиям святого Петра.


Из иллюстраций в книге "Слепой Орион"

19 Марта 2013

Из иллюстраций в книге "Слепой Орион" Рис. Клода Симона "Эфемерность", "вероломство" рационального познания, которое, по Клоду Симону, не в силах охватить и выстроить в связное повествование лавину информации, поступающей каждое мгновение в сознание, приводят романиста к нарастающей фрагментации текста. Уже в "Истории" все чаще выпадают связующие звенья сравнений. Местоимения на стыках монтажных кусков, нередко относимые читателем к предмету или лицу, фигурировавшему в предыдущем кадре, относятся уже к последующему. Эта преднамеренная неопределенность превращает каждое из "пересекающихся множеств" в своего рода метафорический щиток другого, в эхо, накладывающееся на голос.


"Я мыслю, значит, я существую"

19 Марта 2013

"Я мыслю, значит, я существую",— сказал Декарт, указав на положение мысли в "я". Но "я" огромно, его хватает на конденсацию макрокосмоса и исследование самого себя, своего внутреннего потенциала. "Я мыслю, значит, я ощушаю, осязаю, чувственно реагирую",— мог бы заявить Бернар Ноэль, приступивший к выражению своего поэтического "я" с рассмотрения его "вместилища", с описания телесной оболочки изнутри, с познания ее ощущений, с установления ее предельности и механики движения, т. е. попытки разобраться в сущности плоти. Если могут быть поэтичны алгебраическое уравнение и геометрическая фигура, то не исключена и поэзия любых состояний тела и внутренних пульсаций. "Я есть то, что я думаю",— утверждает поэт в первом сборнике своих стихов "Против смерти" (1954). Он вглядывается в себя в самом первичном значении этих слов. "Я извлекаю мысль из своей плоти: вот оно, мое тело, со всеми его углублениями и полостями, заполненное плотью с другими углублениями и полостями, в нем все живет и находится в беспрестанном движении, движении — к — смерти".


Автобиографический роман создает трудно разрешимую проблему

19 Марта 2013

Автобиографический роман создает трудно разрешимую проблему соотношения героя и прототипа, повествователя и автора. Даже самая "правдивая" автобиография включает в себя частицу вымысла. Селин в своей трилогии стремился решить эту проблему путем форсирования, гиперболизации вымысла. Он не желает быть рабом памяти и фактов, тем более что все равно подобный раб не может быть до конца верным.


Наибольшее влияние на нее оказала проза

19 Марта 2013

И хотя она сама не раз писала о том, что наибольшее влияние на нее оказала проза Сартра и С. де Бовуар (роман "Здравствуй, грусть" вышел в один год с "Мандаринами"), следы этого влияния обнаружить нелегко. Более убедительным представляется сравнение романов Саган с прозой С. Фицджеральда, которое делают авторы книги "Французская литература от 1945 до 1968 г. ", обнаруживая у Саган ту же "мелодичную меланхолию" и "спокойную безнадежность", которые были присущи романам американского писателя. В новеллистике, к которой Саган обратилась позже (сб. "Нежный взгляд", 1979), Саган обнаружила способность к метким и точным психологическим характеристикам, умение строить новеллистический сюжет, хотя тематика ее новел по существу ничем не отличается от романов. И даже тогда, когда Саган захотела — подобно многим своим современникам — осмыслить с позиций современности опыт военных лет ("Выбившись из сил", 1985), дальше описания перипетий банального любовного треугольника ей продвинуться так и не удалось. Творчество Саган убеждает в том, что главные различия между течениями и группировками все-таки следует искать не в области романной формы, не в отношении к романной технике и языку, а в отношении к коренному вопросу, который поставило время,— в отношении к человеку и его месту в современном мире. ?Решение этого вопроса полностью определило эстетику "нового" и новейшего романов.


Правильнее было бы, наверное, утверждать

18 Марта 2013

Правильнее было бы, наверное, утверждать, что массовая литература решила опробовать — и не без успеха — все темы, считавшиеся ранее прерогативой литературы "серьезной": выразительным примером стала трилогия Режин Дефорж ("Голубой велосипед", 1981; "Улица Анри Мартена, 101", 1983; "Дьявол все еще смеется", 1985), действие которой не просто "помещено" в эпоху оккупации, но вбирает в себя важнейшие эпизоды и ситуации военной поры, оставаясь тем не менее авантюрным любовным триллером. Период 60-х годов в литературной жизни Франции и российские, и зарубежные критики единодушно выделяют в особый период, обрамленный достаточно четко, с одной стороны, выходом на сцену "нового романа", с другой — "культурной революцией" 1968 года. Следующий период — с начала 70-х годов — не имеет пока второй границы, что неизбежно придает наблюдениям о специфике развития в эти десятилетия и "нового романа", и художественных явлений постмодернизма, и "традиционного" повествования, и массовой литературы характер лишь предварительных выводов, которые, может быть, потребуют серьезной корректировки в процессе последующего движения культуры. "Через 300 лет женщина-писательница входит в число бессмертных", "Что скажет Академия?", "Неизвестная знаменитость", "Голубь среди кроликов" — такие заголовки запестрели в европейских и американских газетах в 1980 г. , когда кандидатура Маргерит Юрсенар (1903—1987) была выдвинута для избрания во Французскую Академию.


В последние десятилетия

18 Марта 2013

В последние десятилетия, однако, массовая литература далеко отошла от примитивных решений и осмелилась взять на себя ряд функций, ранее ей не свойственных. Для настоящего времени вообще теряется жесткость оппозиции между массовой и "серьезной" литературой. Литература, рассчитанная на неискушенного читателя, попала к началу 70-х годов в весьма благоприятное положение, сумев расширить свою аудиторию. Сюжет, интрига, персонаж оказались тем желаннее, чем активнее их изгоняли из художественных произведений. Несмотря на громкую рекламу, изощренные по форме произведения, которые рассматривались критиками как перспективные эксперименты с языком и композицией, читателя завоевать не смогли.


Примирение с идеями фашизма и нацизма

18 Марта 2013

Примирение с идеями фашизма и нацизма Эмманюэль не считал возможным, но не менее резко оценивал он и практику так называемого "реального социализма", разоблачив ее в ряде своих публицистических выступлений. За моментом духовного кризиса не последовал кризис творческий, поскольку основой миросозерцания Эмманюэля был католицизм, и эта основа, оставаясь неизменной, предопределила круг дальнейших поисков. Отодвинув в сторону размышления о конкретном историческом моменте и поведении человека в определенной ситуации, Эмманюэль обратил свой взор к вневременным законам Вселенной. "Вавилон" — образ человечества, пытающегося изобрести свои правила бытия и терпящего поражение.


Среди звезд массовой литературы

18 Марта 2013

Среди звезд массовой литературы, привыкших к многомиллионным тиражам своих книг, можно назвать Ги де Кара, Жерара де Вилье, Клод Жоньер, Мари-Анн Демаре и, конечно, Анн и Сержа Голон, одержавших триумфальную победу и над нашим читателем. Популярность массовой литературы многие объясняли именно чрезмерной элитарностью текстуальной прозы. Жорж Коншон делает вывод: «К "Мотыльку" нас подвел "новый роман"»17. В такой формулировке — спрямление противоречий, но взаимозависимость между контрастными полюсами литературной речи отрицать нельзя.


Еще статьи...


Страница 2 из 4

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Жан-Луи Гез де Бальзак

Жан-Луи Гез де Бальзак

Жан-Луи Гез де Бальзак (фр. Jean-Louis Guez de Balzac, род. 31 мая 1597 в Ангулеме, ум. 18 февраля 1654 г., там же) — французский писатель. Биография Гез де Бальзак — сын анноблированного мэра г. Ангулем. Учился...

Валантэн Конрар

Валантэн Конрар

Валантэ́н Конра́р (фр. Valentin Conrart; 1603, Париж — 13 сентября 1675, там же) — французский писатель XVII века. Биография Конрар был родом из кальвинистской буржуазной семьи, которая была вынуждена перебраться из Валансьена (до...

Антуан Годо

Антуан Годо

Антуан Годо (фр. Antoine Godeau) (24 сентября 1605, Дрё — 21 апреля 1672, Ванс) — французский поэт и священнослужитель, один из первых членов Французской академии. Биография и творчество Кроме академических работ по словарю французского языка,...