1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Н. Т. Пахсарьян

ОСНОВНЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ XVIII ВЕКА*

 

Все исследователи XVIII столетия – и философии, и истории, и искусства, и литературы этого времени – говорят о чрезвычайно сложной динамике разнообразных тенденций на протяжении этого периода, о негодности схематизирующих классификаций, о прихотливо-капризном развитии художественных стилей, требующих особой гибкости и тонкости анализа. Между тем, в учебниках дана очень стройная, примитивно ясная картина взаимодействия и эволюции литературных направлений: в первой половине века (до 1760-х годов) развиваются так называемый просветительский классицизм и – преимущественно в романе – сентиментализм и предромантизм (которые иногда отождествляются), полемизирующие с основными положениями просветительской мысли. В первой половине господствует разум, во второй – чувство и т.д.

Данная схема, столь не соответствующая реальному развитию искусства и литературы XVIII века, приводит ученых к чувству неадекватности сложившихся научных представлений культурным реалиям эпохи[1]. Вот почему в данном пособии предложена иная, чем в учебниках, концепция динамики и взаимодействия литературных направлений. Она опирается на новое содержание понятий «литературной эпохи», «направления», «стиля», на, как кажется, более адекватное истолкование художественного своеобразия отдельных, наиболее характерных для эпохи произведений.

Прежде всего обращает на себя внимание то, что широко используемое отечественными специалистами понятие «просветительский реализм» либо имеет в значительной степени оценочный характер (т.е. в разряд просветительски-реалистических произведений попадают те, которые считаются наиболее правдивыми, критически отображающими действительность и демократическими), либо включает такие компоненты поэтики, которые мало связаны с реализмом, если употреблять этот термин как историко-литературный, относящемуся к определенному кругу художественных явлений XIX века. Просветительские произведения всегда открыто тенденциозны, часто прямо подчиняют фабулу доказательству или опровержению того или иного философского тезиса, не боятся превратить персонаж в рупор авторских идей, так же, как стремятся не только к морализации (рассуждениям на моральные темы), что присуще многим литературным сочинениям XVIII  столетия, но и к дидактизму (т.е. к моральным поучениям, наставлениям) [2], порой включают в сюжет элементы утопии, «способствующие ментальному разрушению социальной действительности»[3], т.е. формируют свою особую систему поэтологических средств, которая так мало похожа на реалистическую, что, как справедливо заметила Л.Я. Гинзбург, слово «реализм» меньше всего подходит для определения особенностей просветительской литературы[4]. Помимо перечисленных компонентов, поэтика просветительской литературы способна включать в себя и художественные приемы классицизма, рококо, сентиментализма. Сформировавшись в некое идейно-художественное течение, просветительская литература развивается как бы между и поверх литературных направлений, частично накладываясь на них, сливаясь с ними, но никогда полностью их не поглощая. Так что в  каждом литературном направлении XVIII столетия мы можем обнаружить его «просветительский» и «непросветительский» варианты, в чем можно убедиться, обратившись к анализу поэтики конкретных произведений.

Основными литературными направлениями XVIII столетия являются классицизм, рококо и сентиментализм. Остановимся на краткой характеристике каждого из них.

При анализе проблем классицизма XVIII века необходимо обратить внимание на сходство и отличие этого направления от предшествующего типа классицизма. Прежде всего в теории этого направления усиливается тенденция к оценке собственной эстетики как «истинного стиля». Истину, в том числе и в искусстве, в литературе, по мнению классицистов, возможно добыть только разумом, здравым смыслом. В просветительском классицизме XVIII века здравый смысл выступает «как момент гражданского нравственного бытия» (Гадамер), предполагает высокую гражданскую проблемность произведений. Акцент, однако, делается у классицистов новой эпохи не на открытии новых разумных оснований, но, как уже говорилось, границ разума (ср. слова английского поэта-классициста А.Поупа: «Количество несомненных истин в нашем мире невелико»). Упорядоченность мира, стройная структура произведения, этот мир воспроизводящего, продолжает оставаться насущной задачей классицистической эстетики, но усиливается «тоска по упорядоченности»[5], заставляющая развивать идеи «правильного искусства», обобщать его закономерности. Так рождается в XVIII веке эстетика – и как особая наука, и как зафиксированное словарями понятие. Однако правила, законы эстетического творчества выводятся уже не только из античных источников (хотя по-прежнему из них), но и из наследия французских классицистов XVII века, ставших неким «эстетическим эталоном», на который равняются (как немецкий классицист Готшед), либо пытаются оспорить.

Классицизм XVIII века одновременно все больше опирается на категорию вкуса – еще не индивидуального, как и в предшествующую эпоху, а общего для разумных культурных людей «просвещенного вкуса»[6]. Однако большая терпимость этого «просвещенного вкуса» к разнообразию (ср. вольтеровское: «Все жанры хороши, кроме скучного») порождает обилие вариантов классицизма XVIII века – и национальных например, «веймарский классицизм» в Германии, или, как уточняет А.В. Михайлов, «вейрмарская классика»), и «политико-социальных» (например, «революционный классицизм» в литературе и искусстве периода французской революции), и «идеологических» (просветительский и непросветительский классицизм, например, французского драматурга Кребийона старшего), и просто индивидуальных. Именно в соединении постоянного для классицизма тяготения к абстрактно-обобщенному с усиливающимся интересом к индивидуальному наши ученые видят специфический признак нового классицизма[7]. Во всяком случае, по мнению одного из зарубежных ученых, «характер» стал в XVIII столетии значить не то, что типично, а скорее то, что не похоже на привычное, а значит, происходят важные изменения в классицистической характерологии. Кроме того, классицизм XVIII века обычно существует не в «чистом виде», не отдельно от других художественных исканий, классицистические тенденции как бы «разлиты» по культурному пространству столетия, обнаруживают себя на разных этапах литературы и в разных жанрах. В то же время жанровая иерархия сохраняет свое значение, и классицизм явственней проступает прежде всего в «высоких» произведениях – трагедии, одах, эпопее и т.д.

Особую сложность при изучении литературных направлений XVIII века представляет анализ литературы рококо. Недостаточно изученное в отечественном литературоведении, рококо характеризуется в учебниках и справочных изданиях поверхностно и архаично, большей частью негативно. Сохраняется предрассудок (как назвали бы это просветители) отношения к рококо как только к малому искусству, к нему наши ученые обычно причисляют небольшой круг средней по художественным достоинствам литературы. В зарубежном литературоведении между тем преобладает другая крайность: к рококо причисляют практически все художественные явления эпохи, считая, что просвещение – это ведущая идеология XVIII столетия, а рококо – его ведущий стиль. При этом поэтику рококо и наши, и зарубежные ученые склонны большей частью сводить к неким внешним приметам, формам, приемам, проходя мимо того, что рококо порождает особый художественный мир, развивает определенную концепцию человека и действительности. Без этого трудно установить своеобразие литературы данного направления: предпочитая идейно-художественный компромисс, рококо оказывается, по словам одного из западных исследователей, и самым стилистически выделенным, и самым бесстилевым искусством.

Этимология термина «рококо» (в отличие от «барокко») вполне ясна: это искусственное образование по аналогии со словом «барокко» от французского слова «rocaile» - «раковина». Изящная, причудливой формы перламутровая раковина стала некоей эмблемой искусства рококо, и термин, таким образом, фикс рисует определенные особенности его стиля: изящество, миниатюрность или, во всяком случае, тяготение к ней, причудливость, блеск и т.д. Но содержание понятия «рококо», разумеется, гораздо шире.

Наиболее дискуссионны в теории рококо следующие аспекты:

1) вопрос о так называемых социальных корнях направления. Надо знать, что связывать порождение любого культурного феномена, особенно в новое время, с деятельностью определенного класса – значит упрощать проблему генезиса этого феномена. К тому же можно заметить, что если в старых учебных пособиях рококо связывали исключительно с переживающим упадок и разложение аристократическим дворянским кругом, то теперь сферой формирования этого искусства считаю скорее те слои дворянства, которые склонные были к компромиссу с буржуазией, и собственно буржуазную демократическую среду общества, хотя вопрос этот подробно не разработан и концептуально не осмыслен;

2) проблема эстетических корней рококо, в частности вопрос о соотношении с барокко и классицизмом. Устаревшей следует считать концепцию искусства и литературы рококо как результата упадка и разложения барокко. Неверно было бы видеть в нем и так называемое «позднее барокко», ибо рококо – новое искусство, порожденное иной действительностью на качественно ином историко-литературном этапе, чем барокко. Точно так же неточно, думается, видеть в рококо лишь некую подсистему классицизма, обслуживающую лишь второстепенные малые жанры (С.Л. Козлов), - различие художественных устремлений у этих направлений в целом достаточно ясно. Но, разумеется, процесс формирования рококо уходит корнями в определенные эстетические процессы предшествующего периода, литература этого направления впитывает опыт и барокко, и классицизма XVII века, «снимая» их антиномичное противостояние друг другу. Зарождение литературных тенденций рококо можно увидеть в споре о «древних» и «новых» авторах, развернувшемся в 90-е годы во Франции и Англии, а его ранние образцы появляются тогда же, в переходный период рубежа XVII и  XVIII веков в самом творчестве сторонников «новых», в идейно-художественных исканиях английских драматургов Реставрации, в немецком «галантном» и «комедийном» романе конца XVII столетия;

3) вопрос о философских корнях рококо и о соотношении этого искусства с Просвещением. Если прежняя негативная трактовка рококо исключала в нашей науке возможность связи этой литературы с просветительской, то теперь ученые констатируют очевидные факты их взаимодействия, хотя механизм его еще предстоит исследовать. Часто выяснению препятствует упрощенное понимание гедонизма рококо как философии бездумного и безумного наслаждения, своеобразного «прожигания» жизни. Между тем гедонизм искусства рококо полагает тягу к наслаждению лежащей в природе человека "естественной" потребностью счастья, смягчает суровый ригоризм старой морали, ставя на его место гуманную снисходительность к слабостям человека[8], протестует против религиозного ханжества, выдвигая в качестве нравственного критерия не божественный закон, а житейский здравый смысл. Именно в опоре на естественные потребности человеческой природы и в критике религиозной морали обнаруживаются органические связи идеологии просветителей и взглядов писателей рококо, хотя эти явления совсем не тождественны. Пафосом Просвещения было формирование и осуществление идеала[9], тогда как писателям рококо была близка мысль П. Валери: "Идеал - это манера брюзжать".

В основе художественного мироощущения рококо - осмысление тех новых общественно-политических и нравственно-психологических процессов, которые происходили в Западной Европе в начале XVIII столетия. Это - измельчание политических конфликтов (вместо драматически крупных событий - потрясений политической и военной жизни XVII века - множество мелких "стычек", локальных вон, политических компромиссов), углубляющее кризис "героического", "ветшание" феодальной системы; финансовые трудности при тяге общества к роскоши; сложная эволюция нравов и психологии общества, вырабатывающего критерии морали внутри себя самого и осознающего их двойственность, а порой и двусмысленность. Искусство рококо - создание светского, в высшей степени цивилизованного общества. "Метафизичнсти" барокко здесь нет места, рококо чуждо стремление ставить и разрешать "вечные" вопросы, оно стремится говорить о серьезном легко, непринужденно, изящно и остроумно, вырабатывает особый галантный стиль жизни, сочетающий утонченную культуру мысли, чувства и поведения. Литература рококо понимает себя как игру, приносящую радость и наслаждение, что не снимает ни остроты поднимаемых ею проблем - прежде всего проблем частного, интимного существования человека (но рококо свойственно и сведение всего существенного в человеческой жизни к интимному и частному), ни их актуальности, но рождает особую, неповторимую манеру их воплощения. Характерные черты этой манеры - игривость, мягкость, легкость, остроумие, скептицизм, изящество, интимность, искусство намека, тонкая гривуазность. Основной интерес литературы рококо направлен на постижение интимной психологии частного человека, на историю естественно-скандальных "заблуждений сердца и ума".

В литературе рококо существует своя система жанров - это "легкая поэзия", включающая и малые лирические формы, и галантно-эротические, часто с оттенком сатиры, поэмы, прозаические и стихотворные волшебные сказки, фантастические повести, комедии масок, социально-психологические романы.

Рококо неравномерно развивалось в разных западноевропейских странах. В Англии рококо появилось достаточно рано, в творчестве У. Конгрива, например, но не сформировалось в самостоятельно литературное направление. Однако рококо постоянно проникает в творчество отдельных английских писателей, взаимодействуя с другими художественными тенденциями: в поздних романах Дефо - с просветительскими, у А.Поупа, К. Честерфилда - с классицизмом, Л. Стерна - с сентиментализмом. В Германии рококо развивается дискретно: сначала (на рубеже XVII-XVIII веков) формируется ранняя литература рококо, а затем, уже во второй половине столетия, можно обнаружить зрелое рококо в творчестве Ф. Хагедорна, И. П. Уца, в лирике молодого Гете и в просветительской прозе Виланда. Наиболее активно и постоянно рококо развивается во Франции, где можно выделить три этапа:

1. 1690-1720-е годы. Раннее рококо, взаимодействующее и часто сливающееся с тенденциями других литературных направлений (с барокко - Лесаж, Прево, просветительским классицизмом - Монтескье и т.д.).

2. 1730-1740-е годы. Зрелое рококо, представленное социально-психологическими романами Мариво, Прево, Кребийона, театром Марево, поэзией Грессе и др. Тенденциями рококо отмечены в этот период некоторые произведения Вольтера, ему отдает дань Дидро (роман "Нескромные сокровища")

3. 1770-1790-е годы. Позднее рококо, которое, отступив в 50-60-е годы перед стремительным развитием сентиментализма, проявляет себя, разделяясь на своеобразные варианты - "сатирический" (Э. Парни, Ш. де Лакло) и "апологетический" (Луве де Куве, Казанова).

На первый взгляд кажется, что проблемы сентиментализма разработаны в нашей науке гораздо глубже, чем вопрос о литературном рококо. Однако даже в учебной литературе существуют различия в оценке сущности и эволюции этого направления, констатируются дискуссионные моменты теории сентиментализма. Так, некоторые специалисты видят в этом феномене не только литературное, но "идеологическое течение"[10], противопоставляющее себя идеологии Просвещения, другие не находят в понятии "сентиментализм" четкого и определенного содержания и полагают даже, что нецелесообразно выделять сентиментализм как отдельное литературное направление[11]. Одни подчеркивают в сентиментализме "культ чувства", другие настаивают на рационалистическом характере многих сентименталистических идеалов: одни считают сентиментализм явлением, существующим наряду с так называемым предромантизмом, лишь частично пересекающимся с ним[12], другие - некоей подсистемой предромантизма как самостоятельного течения в литературе XVIII столетия, третьи предполагают несостоятельной концепцию предромантизма как целостной художественной системе XVIII века[13] и т.д. Несогласованность изложения проблем поэтики сентиментализма даже в учебной литературе, по-видимому, является следствием того, что обобщающих работ о западноевропейском сентиментализме давно не появлялось в отечественном литературоведении.

Специалисты в основном говорят о более позднем, по сравнению с другими литературными направлениями XVIII века, возникновении сентименталистской литературы. В то же время следует предостеречь от отождествления момента рождения термина "сентиментализм" (таковым справедливо считают появление в 1768 году романа английского писателя Л. Стерна "Сентиментальное путешествие по Франции и Италии", хотя слово сентиментальный употреблялось и ранее) с моментом появления самого феномена сентиментализма. Как литературное направление сентиментализм вполне сформировался уже к 40-м годам XVIII века, но отдельные тенденции его начали появляться и ранее.

Социокультурный генезис сентиментализма - тот же, что и у рококо (общественно-политические сдвиги кона XVII столетия, разочарование в большой Истории, интерес к частному, приватному в человеческой жизни и т.д.), а его философским истоком называют сенсуализм. Кажется, однако, что сентименталистам особенно близки не столько размышления Д. Локка, отрицавшего, как известно, любые "врожденные идеи", сколько теория другого английского философа, Шефтсбери, считавшего нравственное начало лежащим в природе человека, разрабатывающего категорию "морального чувства", утверждавшего, что "мудрость скорее - от сердца, чем от ума". На этой почве возникает у раннего сентиментализма расхождение с рококо: "естественность" натуры человека трактуется не как ее "скандальность, а как потребность и возможность добродетельного поведения. Потому сентиментализм на своем первом этапе развития близок просветительским идеям воспитания человека, жизнестроительства, совершенствования мира, а полемический пыл направляет против снисходительно-двойственной морали рококо.  

Возникновению просветительского варианта сентиментализма способствуют и его демократические симпатии, интерес к людям из третьего сословия, по существу впервые ставшим не комическими или сатирическими персонажами, а героями идиллической поэзии, "слезливой драмы", психологического романа, изображаемыми серьезно и сочувственно.

Тяготение к "идиллическому хронотопу" (М.М. Бахтин), меланхолические интонации, предпочтение тем "деревенской жизни", общения человека с природой содержат в себе потенции, органично ведущие к эволюции сентиментализма в сторону руссоитского варианта Просвещения, приводят, в конце концов, к полемике с просветительскими идеями прогресса цивилизации, усиливают упования сентименталистов уже не на чувство как "способ нравственного мышления", а не чувствительность, на противопоставленную рассудочности эмоциональность человека. Поздний "предромантический" сентиментализм питает интерес к иррациональному, загадочному в человеческой душе и в мире, так что появление так называемого "готического"  романа, повести - не только свидетельство интереса к увлекательному приключенческому сюжету, но к миру таинственного, рокового, непознанного, т.е. всего того, что станет важнейшим предметом художественной рефлексии в романтической литературе XIX века.

Этапы преимущественного развития того или иного направления в пределах столетия, последовательность их смены для этой эпохи установить практически невозможно. Следует учесть к тому же, что некоторые идейно-художественные тенденции предшествующего этапа продолжают жить в следующую историко-литературную эпоху (например, барокко в Германии продолжает играть заметную роль).

Особое место занимают в литературной панораме столетия произведения, вбирающие в себя тенденции двух или более литературных направлений, обладающие некоей "смешанной" поэтикой. Наиболее показателен здесь распространенный в Германии и Франции жанр так называемого сентиментально-юмористического романа, родоначальником которого является английский писатель Л. Стерн. В жанровом облике такого романа сосуществуют тенденции поэтики сентиментализма и рококо. Такой же "смешанной" поэтикой, "универсальным методом" (А.А. Аникст) обладают и некоторые другие известные сочинения XVIII столетия - "Кандид" Вольтера, "Фауст" Гете и т.д. (см. подробнее о них в соответствующих разделах). Они лишний раз демонстрируют, что литературные направления XVIII века развиваются, эволюционируя, на протяжении всего столетия, сложно взаимодействуют друг с другом, то расходясь в полемическом пафосе, то неожиданно сливаясь, так что творческий метод того или иного писателя в конкретном произведении, этапа литературной истории всегда требует корректировки общей схемы, точного анализа индивидуальных особенностей и художественных задач. Учесть это необходимо при изучении конкретного художественного материла разных национальных литератур.

ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ

1.Аникст А.А. Теория драмы от Аристотеля до Лессинга. М., 1967.

2. Асмус В. Немецкая эстетика XVIII века. М., 1962.

3. Бахмутский В.Я. На рубеже двух веков // Спор о древних и новых. М. ,1985.

4. Век Просвещения. М.; Париж, 1970.

5. Гинзбург Л.Я. Литература в поисках реальности // Вопр. литературы. 1986. № 2.

6. Западноевропейская художественная культура XVIII века. М. ,1980.

7. История эстетики. Эстетические учения XVII-XVIII вв. М., 1964. Т.2.

8.  Культура эпохи Просвещения. М., 1993.

9. Михайлов А.Д. Роман Кребийона-сына и литературные проблемы рококо // Кребийон - сын. Заблуждения сердца и ума. М. ,1974.

10. Наливайко Д.С. Искусство: направления, течения, стили. Киев., 1981.

11.          Нарский И.С. Пути английской эстетики XVIII века // Из истории английской эстетической мысли XVIII века. М., 1982.

12.          Обломиевский Д.Д. Французский классицизм. М., 1968.

13.          Проблемы Просвещения в мировой литературе. М., 1970.

14.          Современные зарубежные исследования по литературе XVII-XVIII веков. М., 1981.

15.          Соловьева Н.А. У истоков английского романтизма. М., 1988.

16.          Тураев С.В. Введение в западноевропейскую литературу XVIII века. М, 1963.

17.          Тураев С.В. От просвещения к романтизму. М. ,1983.

18.          Турчин В.С. Из истории западноевропейской художественной критики XVIII- XIX веков. М., 1987.

19.          Хейзинга Й. Homo ludens. М., 1992.

20.          Художественная культура XVIII века. М., 1974.

21.          Шайтанов И.О. Мыслящая муза. М., 1989.

22.          Шацкий Е. Утопия и традиция. М., 1989.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1.Расскажите о дискуссионных проблемах изучения литературных направлений XVIII века.

2. Современное состояние проблемы "просветительской поэтики". Как сочетаются в просветительской литературе идеологические и эстетические задачи?

3.Охарактеризуйте особенности классицизма XVIII века и его взаимодействие с Просвещением.

4. Каково идейно-художественное своеобразие рококо как литературного направления?

5. Как развивается в XVIII веке сентиментализм и какие его варианты вы знаете?


* Пахсарьян Н.Т. Основные литературные направления [XVIII века] // Пахсарьян Н.Т. История зарубежной литературы XVII – XVIII веков: Учебно-методическое пособие. М.: Издательство РОУ, 1996.

[1] Ср., напр.: «… по отношению к XVIII столетию, к его художественному мышлению у нас особый долг – непонятости, неоцененности: пожалуй мы найдем не много эпох, которые в собственной художественной оценке так резко бы расходились с тем, как мы их видим» (Шайтанов И. Мыслящая муза. М., 1989. С.3).

[2] См.: Тураев С.В. Спорные вопросы литературы Просвещения // Проблемы Просвещения в мировой литературе. М., 1970. С. 22-26.

[3] Шацкий Е. Утопия и традиция. М., 1989. С.133

[4] Гинзбург Л.Я. . Литература в поисках реальности // Вопр. Литературы 1986. №2. С.99.

[5] Кисунько В.Г., Ревякин А.В. Европейское Просвещение // История Европы. Т.4. С.301.

[6] О «парадоксах» понятия «просвещенный вкус» см. блестящую статью В.С. Библера «Век Просвещения и критика способности суждения. Дидро и Кант» в кн.: Западноевропейская художественная культура XVIII века. М., 1980.

[7] См.: Гриб В.Р. Избранные работы. М., 1956. С.70.

[8] О своеобразном гуманизме культуры рококо интересно пишет, опираясь прежде всего на материал живописи, А. Якимович (Якимович А. Об истоках и природе искусства Ватто. С.50-55).

[9] См.: Кисунько В.Г., Ревякин А.В. Европейское Просвещение / История Европы. Т. 4. С. 300.

[10] Разумовская М.В, Синило Г.В., Солодовников С.В. Литература XVII-XVIII веков. Минск, 1989. С.11.

[11] См: Наливайко Д.С. Искусство: направления, течения, стили. Киев, 1981.

[12] См. о предромантизме в английской литературе обстоятельную монографию: Соловьева Н.А. У истоков английского романтизма. М., 1988.

[13] См.: Тураев С.В. От Просвещения к романтизму. М., 1983.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Сирано де Бержерак

Сирано де Бержерак

Эркюль Савиньен Сирано де Бержерак (фр. Hercule Savinien Cyrano de Bergerac, 6 марта 1619, Париж — 28 июля 1655, Саннуа) — французский драматург, философ, поэт и писатель, предшественник научной фантастики, гвардеец. Прототип героя...

Бернар Фонтенель

Бернар Фонтенель

Берна́р Ле Бовье́ де Фонтене́ль (фр. Bernard le Bovier de Fontenelle; 1657—1757) — французский писатель и ученый, племянник Пьера Корнеля, родом из Руана. Биография Получил образование под руководством иезуитов; избрал юридическую карьеру, но после...

Франсуа VI де Ларошфуко

Франсуа VI де Ларошфуко

Франсуа́ VI де Ларошфуко́ (фр. François VI, duc de La Rochefoucauld, 15 сентября 1613, Париж — 17 марта 1680, Париж), герцог де Ларошфуко — знаменитый французский писатель и философ-моралист, принадлежавший к южнофранцузскому роду...