1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Исследователь творчества Ионеско Филипп Сенар

Звездный час "антитеатра" останется позади, запечатленным в немалом количестве исследований, главным образом английских и американских авторов, анализирующих его вкупе с теми представителями драматической литературы в Англии и США, которых называют последователями французских "антидраматургов", а всех их вместе авторами "театра абсурда". И два десятилетия спустя после смерти Брехта французский театр будет постоянно обращаться не только к его пьесам, с постановкой которых окажутся связанными дебюты многих ведущих современных режиссеров, но и к его театральным идеям. А затем в середине 80-х придет новый взлет интереса к "антидраме", уже как к "классике XX века".

Так и будет вторая половина этого века выводить на подмостки то тех, то других героев. Если "театр Брехта" предложил образ "изменяемого мира", демистифицировал связи и взаимозависимости людей в современном буржуазном обществе, раскрыл причины трагических катаклизмов, если он потребовал от зрителя не пассивной созерцательности, а активного включения в предлагаемую ему увлекательную и заразительную игру, то "антитеатр" принес на сценические подмостки метафизическое видение мира, лишенное реальных социальных противоречий, мира, предстающего как нечто исконно враждебное человеческому существованию. Доведя до логического конца экзистенциалистскую идею абсурдности мира, драматурги "антитеатра" стремились утвердить в своих произведениях мысль об абсурдности любых активных действий и поступков в абсурдном мире9. Драматическое действие лишалось своих привычных атрибутов, диалог — своей роли, превращаясь в свидетельство некоммуникабельности в современном мире, в доказательство того, что язык является не средством и способом общения между людьми, а одним из доказательств человеческой разобщенности и невозможности взаимопонимания, психологической и нравственной немотивированности человеческих поступков. Р. М. Альберес, один из самых известных французских литературоведовР.

М. Альберес, один из самых известных французских литературоведов 40—60-х годов, немало сил отдавший изучению абсурдистской литературы, в том числе и драматургии, определяя тот принцип в творчестве Беккета, Ионеско, Адамова, который позволяет рассматривать их как драматургов, принадлежащих одному течению, написал: «Анти-театром" называется такое видение мира, которое неумышленно и во имя чистого искусства драматургии обратило в ничто человеческую психологию»10. Альберес прав, полагая, что "обращение в ничто человеческой психологии" было необходимо новым формам драматургии, во многом потому и получившим название "анти-драмы" или "анти-театра", что они противостояли традиции психологизма, характерного в той или иной степени для большинства драматических произведений предшествующих периодов. Но, может быть, самое важное в его высказывании — это то, что он определил "анти-театр" как "видение мира". И в этом видении мира нашли свое отражение прежде всего трагиче-ские уроки недавнего прошлого, мировой войны, концентрационных лагерей и газовых печей, атомных взрывов над Хиросимой и Нагасаки, воспринятые как воплощение метафизического, вселенского зла, перед которым бессилен человеческий разум и смешон здравый смысл. Если рожденный в горниле тех же пожарищ "эпический театр" Брехта апеллировал к жизнестойкости человека, к его неизбывному стремлению к знанию и пониманию происходящих в мире процессов, то "анти-театр" отразил достаточно распространенные в послевоенные годы умонастроения людей, потерявших какую бы то ни было опору, разуверившихся во всем, охваченных чувством одиночества и обреченности.

Апокалиптический образ мира, с пугающей обнаженностью представший в драматургии "антитеатра", не оставлял человеку никакой надежды, никаких иллюзий. Ни упований на Бога. Католическая ветвь французской драматургии XX в. , как и литературы в целом, была константой, которая если и не определяла тот или иной период в духовной жизни нации, то, во всяком случае, неизменно составляла одну из слагаемых, его характеризующих. Охватывающее почти полстолетия драматургическое творчество Поля Клоделя, чей дебют состоялся еще в конце прошлого века; редкие драматические произведения Франсуа Мориака; многочисленные "исторические трагедии" Анри де Монтерлана — при всем различии эстетических пристрастий этих писателей, да и несовпадении их жизненных позиций,— опирались на определенные нравственные и религиозные постулаты, которые в любых обстоятельствах призваны направлять человека "на путь истинный". В мире, воссозданном "анти-театром", все христианские заповеди давно перестали существовать, а Бог умер еще до Ницше.

Он не придет никогда. Наиболее красноречивым "высказыванием" драматургии "анти-театра" на эту тему была пьеса Беккета "В ожидании Годо". Острая полемика драматургов-экзистенциалистов и драматургов

Если острая полемика драматургов-экзистенциалистов и драматургов-ка- толиков, развернувшаяся в 40—50-е годы вокруг проблемы свободы выбора человеком своей судьбы, предполагала героя деятельного, активного, ведомого у одних верой в свои силы, у других в божественное предначертание (любопытно, что особняком в этом споре стояла фигура католика Габриэля Марселя, пытавшегося в своих многочисленных драмах совместить экзистенциализм и христианство), то первые же произведения "антидраматургов", создававшиеся в те же годы, на которые приходится пик этих полемических споров, отвергли и экзистенциалистский и христианский взгляд на мир и на человека. В этом смысле ставшая самой знаменитой пьесой "анти-театра" "В ожидании Годо" может служить своего рода манифестом. Персонаж, чье имя вынесено в название пьесы и чей облик так и остается нам неизвестным, получил множество толкований в литературе, посвященной "анти-театру". Одним из самых распространенных стало отождествление его с Христом, приход которого к униженным и обездоленным избавил бы их от всех бед. А может быть, и с самим Богом, который укажет им выход из бессмысленного их прозябания.

Но своеобразие беккетовского взгляда заключается в том, что он явно исходит из столь характерного для первых послевоенных десятилетий ощущения, что "Бог умер". Его привлекают не философские атеистические идеи, имеющие свою многовековую историю, а ницшеанское отрицание божественного провидения вместе с отрицанием веры в возможность для человека чего бы то ни было светлого и обнадеживающего. "Для Беккета христианство слишком хорошо, чтобы стать правдой",— заметил один из исследователей его творчества Андре Мариссель. Мучения Христа не вызывают у героев "В ожидании Годо" ни особого сострадания, ни скорби, потому что по сравнению с тем, как живется им самим, его жертва не кажется им столь уж большой. Оказывается, один из них всю жизнь сравнивал себя с Христом и чувствовал притом не благоговение, а скорее зависть, "ведь там было тепло!

Было хорошо! — Да. И распинали быстро". Здесь же вся жизнь — мучительные мытарства. Но представляется, что "антихристианский" вариант интерпретации символики отсутствующего в пьесе Годо сужает авторский замысел.

Беккет выразил в этой пьесе извечное стремление человека к каким-то не всегда осознанным переменам, надежды и иллюзии, отнюдь не обязательно связанные с верой в Бога, ожидание какой-то "другой жизни", свойственное многим людям независимо от того, счастливы они или нет. Драматург очень точно и выразительно передает это состояние человеческой души, но для его героев к ожиданию сводится вся жизнь, и ждут они Годо как появления некой абсолютной воли, которая возьмет на себя ответственность за их существование.

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Антуан Фюретьер

Антуан Фюретьер

Антуа́н Фюретье́р (фр. Antoine Furetière; 28 декабря 1619(16191228), Париж — 14 мая 1688, Париж) — французский писатель и лексикограф XVII века. Биография и творчество Фюретьер был родом из небогатой буржуазной семьи. Учился юриспруденции, глубоко освоил античную...

Вольтер

Вольтер

Вольте́р (фр. Voltaire; 21 ноября 1694, Париж, Франция — 30 мая 1778, Париж, Франция; имя при рождении Франсуа-Мари Аруэ, фр. François Marie Arouet; Voltaire — анаграмма «Arouet le j(eune)» — «Аруэ младший» (латинское написание — AROVETLI) —...

Луи де Рувруа

Луи де Рувруа

Луи де Рувруа, герцог Сен-Симон (Louis de Rouvroy, duc de Saint-Simon; 1675—1755) — один из самых знаменитых мемуаристов, автор подробнейшей хроники событий и интриг версальского двора Людовика XIV. Придворная карьера Сын одного из...