1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Упрекавшим его за излишнюю приверженность к раскрытию законов

1922), одного из крупнейших поэтов послевоенной Франции, можно было бы поставить эпиграфом ко всему его творчеству, творчеству, к сожалению, почти не известному советскому читателю. "Поэтом рождаются. Но затем надо научиться им стать",— сказал как-то Ренар. В числе своих учителей, тех, кто повлиял на него и сопутствовал ему в период обретения самостоятельного поэтического голоса, Ренар называет Гюго и Виньи, Ламартина и Нерваля, Бодлера и Верлена, Рембо и Малларме, а ближе к нам — Аполлинера, Валери, Клоделя, Милоша, Бретона и Патриса де Л а Тур дю Пэна. "Едва ли в нашем веке есть поэт, который с таким постоянством и такой уверенностью пытался бы вписать феномен бодлеровских соответствий в перспективу сюрреализма, как она изложена Андре Бретоном во "Втором манифесте" (имеется в виду то описанное Бретоном состояние ума, когда противоположности перестают восприниматься как таковые. — С. Л. ) . . . сняв при этом свойственные ему замкнутость в игру и эстетство"1. Приведенный список весьма внушителен, и к нему без колебаний мы смогли бы добавить имена Гельдерлина и Новалиса, упомянуть — и не всуе — древнегреческого диалектика Гераклита.

Так что сколько-нибудь серьезный разговор о литературных влияниях в творчестве Ренара — предмет особого и специального исследования. Однако чаще всего современные исследователи творчества Ренара сравнивают его с Клоделем и Сен-Жон Персом. Кстати, Клодель тепло отозвался о первом произведении Ренара — поэме "Жуан" (1945), отметив ее серьезность и формальные достоинства.

Поэтическая теория у РенараРазмышления на эту тему и составили, в сущности, книгу эссе "Заметки о поэзии" (1970)2, книгу, где несомненны следы эстетических влияний Бодлера и Малларме, чрезвычайно ценную для понимания творческих принципов Ренара, его отношения к поэзии и ее месту в истории и человеческой жизни. Поэтическая теория у Ренара практически не расходится с практикой, вырастая на ее основе, являясь ее осмыслением. Поэтому, на наш взгляд, обращение к "Заметкам о поэзии" до непосредственного анализа поэтических книг Ренара является естественным и логичным, ибо позволяет прикоснуться к его сложной, изощренной образности как бы изнутри. Ставшее избитым выражение "творческая лаборатория" как нельзя более подходит к "алхимическому" характеру дарования Ренара, его редкому умению обратить простой металл языка в драгоценное золото поэтического Слова.

Остановимся на важнейших из затронутых Ренаром в книге тем: поэзия, поэтический язык, поэтическое произведение. Поэзию Ренар считает одним из главных выражений стремления к абсолютному, страстного желания увидеть, как видимость уступает место прозрачности, а то, что ограничивает человека,— тому, что превосходит его возможности, то есть увидеть, что есть мир и что есть личность. Самый акт поэтического творчества представляется Ренару попыткой перехода от "времени мирского" к "времени священному", от времени одиночества, хаоса и небытия ко времени общения, "космоса" и бытия и, следовательно, ко времени подлинной Истории. «"Поэзия является "политическим" актом не только всякий раз, как она выражает (по-своему и на своем уровне) протест против всякой человеческой и социальной реальности, имеющей отчуждающий характер, но и потому что "другое слово", которым является поэтический язык, совершает постоянные изменения самим фактом того, что говорит "по-другому"»3.

Задача же поэзии состоит в том, "чтобы приблизить нас к той точке, где слово становится бесполезным, поскольку уступает место бытию"4. Поэзия предстает в книге в триединой сущности — как наш собственный внутренний мир, внутренний мир языка и внутренняя реальность мира, причем система отношений между ними весьма изменчива. Ренар подчеркивает метафизический характер поэзии, выражающийся не только в том, как осмысляет она проблемы времени, смерти и любви, вечности и абсолютного, но и в том, что по своей природе поэзия принципиально отличается от реальности, стремясь всеми возможными средствами выразить невыразимое, прикоснуться к трансцендентному.

Потому в поэзии такое раздолье мифу и символу, потому она может иметь пророческий характер, ибо, обладая властью над временем, может порою остановить его бег, поймав в слове его текучесть и раздирающие его драмы и конфликты. Поэзия выступает как демиург, творя новый (другой) язык, нового человека, новую реальность.

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Луи де Рувруа

Луи де Рувруа

Луи де Рувруа, герцог Сен-Симон (Louis de Rouvroy, duc de Saint-Simon; 1675—1755) — один из самых знаменитых мемуаристов, автор подробнейшей хроники событий и интриг версальского двора Людовика XIV. Придворная карьера Сын одного из...

Валантэн Конрар

Валантэн Конрар

Валантэ́н Конра́р (фр. Valentin Conrart; 1603, Париж — 13 сентября 1675, там же) — французский писатель XVII века. Биография Конрар был родом из кальвинистской буржуазной семьи, которая была вынуждена перебраться из Валансьена (до...

Теодор Агриппа д’Обинье

Теодор Агриппа д’Обинье

Теодор Агриппа д’Обинье (фр. Théodore Agrippa d'Aubigné; 8 февраля 1552 — 9 мая 1630) — французский поэт, писатель и историк конца эпохи Возрождения. Стойкий приверженец кальвинизма. Дед возлюбленной Людовика XIV госпожи де Ментенон....