1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Очерк под названием «Приход медиумов»

В очерке под названием «Приход медиумов», где говорилось об опытах Робера Десноса, я счел нужным рассказать о том, как мне самому приходилось «сосредоточивать внимание на более или менее отрывочных фразах, которые в полном одиночестве, на пороге сна становились доступными разуму, хотя невозможно было определить их исходное назначение». Незадолго до того я решился испытать поэтическую судьбу с минимумом возможностей: движимый устремлениями, тождественными моим нынешним, я в то время, однако, доверялся медлительности вызревания, что позволяло избегать ненужных общений — общений, изрядно меня пугавших. То было целомудрие мысли, которое в какой-то мере свойственно мне и поныне. Под конец жизни я, без сомнения, приду к тому, что с трудом смогу изъясняться как принято, находить оправдание своему голосу и своим считанным жестам. Достоинство речи (письменной особенно) заключается, думалось мне, в способности изумительно уплотнять изложение (коль скоро таковое имелось) немногочисленных фактов, поэтических или других, которые я полагал в основу. Я подозревал, что и Рембо действовал не иначе. Я строил последние стихотворения из «Горы благочестия», одержимый заботой о многообразии, заслуживавшей лучшей участи, иными словами, мне удавалось извлекать из пропущенных строк этой книги выгоду необычайную. Эти строки были сокрытием мыслительных операций, которые я считал нужным утаивать от читателя. В этом не было с моей стороны никакого обмана, но лишь страсть к внезапности. Я обретал иллюзию какого-то потенциального соучастия, в котором нуждался все более. Я лелеял слова с чрезмерной истовостью—во имя пространства, которым они окружают себя, во имя точек их соприкосновения со множеством прочих слов, которых я не произносил. Стихотворение «Черный лес» знаменует именно это состояние духа. Полгода ушло у меня на эту вещь, и я не солгу, сказав, что не отдыхал ни единого дня. Но задето было мое самолюбие, которым — меня поймут — я тогда обладал в избытке. Я люблю эти дурацкие признания. В ту пору пыталась утвердиться кубистическая псевдо поэзия, но она вышла обезоруженной из головы Пикассо; я же считался утомительнейшим существом (каковым считаюсь поныне). Впрочем, я догадывался, что в поэтическом отношении стоял на ложном пути, и старался, как мог, спасти положение, обрушивая на лиризм стрелы формулировок и наставлений (феномену Дада предстояло осуществиться в недалеком будущем) и делая вид, будто добиваюсь перенесения поэзии в область рекламы (я утверждал, что мир завершится не прекрасной книгой, но прекрасной вывеской для небес или ада).

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Пьер де Бурдейль

Пьер де Бурдейль

Пьер де Бурдейль, сеньор де Брантом (Pierre de Bourdeille, seigneur de Brantôme; ок. 1540 — 15 июля 1614) — хронист придворной жизни времён Екатерины Медичи, один из самых читаемых французских авторов эпохи...

Валантэн Конрар

Валантэн Конрар

Валантэ́н Конра́р (фр. Valentin Conrart; 1603, Париж — 13 сентября 1675, там же) — французский писатель XVII века. Биография Конрар был родом из кальвинистской буржуазной семьи, которая была вынуждена перебраться из Валансьена (до...

Жак Бенинь Боссюэ

Жак Бенинь Боссюэ

Жак Бени́нь Боссюэ́ (фр. Jacques Bénigne Bossuet, 27 сентября 1627, Дижон — 12 апреля 1704, Париж) — знаменитый французский проповедник и богослов XVII века, писатель, епископ Мо. Вехи биографии Боссюэ был родом из дворянской семьи....