1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Новый противник Геркулеса

Новый противник Геркулеса, последнее воплощение судьбы — история; но хотя человек музея и ее творение, он лишь немногим более историчен, чем легендарные боги. Он рожден одновременно и произведениями, неразрывно связанными со своей эпохой, подобно работам Грюневальда, и произведениями, ускользающими от своего времени: существует барочный Микеланджело, но «Пьета Ронданини» и даже «Ночь» скорее наводят на мысль о каком-нибудь Бурделе, сравняйся он с Микеланджело, нежели об итальянских скульпторах того века: «Брут» — не флорентийский портрет; существует барочпый Рембрандт, но «Три креста», «Пилигримы в Эхммаусе» не принадлежат ни XVII веку, ни Голландии. Расин венчает цивилизацию, его породившую, подобно фронтону храма, Рембрандт венчает ту, что породила его, как трепетное зарево пожара. Истории в искусстве предсказана граница, эта граница — сама судьба, ибо история воздействует на художника вовсе не потому, что вызывает смену клиентуры, но потому, что каждой эпохе присуща определенная форма коллективной судьбы и время навязывает эту форму тому, кто против судьбы восстает; чтобы это воздействие ослабело, достаточно, чтобы художник натолкнулся на иные формы проявления судьбы. Духу «Просвещения» не перевесить болезни Гойи, как блеску Рима — тоски Микеланджело или Голландии XVII века — откровения Рембрандта. Исполинский мир искусства, восходящий к нам из прошлого, не вечен и не надысторичен, он и связан с историей, и ускользает от нее, как Микеланджело от Буонаротти. Прошлое искусства — это не время, канувшее в вечность, по «поле возмояшостей», в нем не роковой приговор прошлому, но связь с ним. В бодисатвах царства Вэй14 или Нары 15, в кхмерских пли яванских скульптурах, в живописи династии Сун 16 воплощена иная сопричастность космосу, чем в романском тимпане, танце Шивы или всадниках Парфенона, но все они, и даже «Кермесса» Рубенса, несут в себе тем не менее некую причастность. Взгляните на любой греческий шедевр: пусть он и выражает победу над восточными верованиями, в основе этого торжества не разум, но «много улыбчивость волн». Отдаленные громы античных молний оркеструют, не заглушая ее, бессмертную очевидность Антигоны: «Я рождена любить, не ненавидеть». Греческое искусство — искусство не замкнутое, но сопричастное космосу, от которого оно было отторгнуто Римом. Когда становление или судьба вытесняют неподвижное бытие, история вытесняет теологию, а искусство обнаруживает свою многоликость и перевоплотимость. И вот тогда абсолюты, перевоплощенные возрожденным искусством, восстанавливают с прошлым, которое ими смоделировано, ту связь, что была у греческих богов с космосом. Греческое искусство — наш бог Греции в том смысле, в котором Амфитрита была богиней моря — фигурой, умилостивлявшей волны: для нас именно в искусстве, а не в персонажах Олимпа высочайшее и неподвластное времени братское воплощение Греции, ибо она нас трогает только через свое искусство. В нем выражено то, что благодаря Греции и через нее было особой формой божественного могущества, свидетельство которого несет в себе всякое искусство. Человек, открывающийся нам в многообразии форм этого могущества,— герой величайшего из предприятий, уходящее вглубь корневище, чьи ростки переплетаются, не ведая друг друга; какая-нибудь победа, одержанная в незапамятные времена над демонами Вавилона, находит смутный отклик в одном из потайных уголков нашей души. Архетипы, светлые или мрачные, воплощенные в произведениях искусства от «Рождения Афродиты»17 до «Сатурна» Гойи или ацтекского черепа из горного хрусталя, соотносятся с моментами внезапного пробуждения от нескончаемого тревожного сна, которым дремлет в каждом из нас человечество, каждый из этих голосов — эхо могущества человека, то сознательно утверждаемого, то безотчетного, а то и никнущего. Бессвязный бред химеры грез выстраивается в искусстве вереницей державных образов, и Сатурнов кошмар принимает облик укрощенной и благодатной мечты.

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Франсуа VI де Ларошфуко

Франсуа VI де Ларошфуко

Франсуа́ VI де Ларошфуко́ (фр. François VI, duc de La Rochefoucauld, 15 сентября 1613, Париж — 17 марта 1680, Париж), герцог де Ларошфуко — знаменитый французский писатель и философ-моралист, принадлежавший к южнофранцузскому роду...

Шарль Сорель

Шарль Сорель

Шарль Сорель, сьёр де Сувиньи (фр. Charles Sorel, sieur de Souvigny, 1599 или 1602, Париж — † 7 марта, 1674, там же) — французский писатель, историк и сатирик XVII века. Биография Сорель был родом из...

Жан Шаплен

Жан Шаплен

Жан Шаплен (фр. Jean Chapelain, 4 декабря 1595, Париж — † 22 февраля 1674, там же) — французский поэт и литературный критик XVII века. Биография и литературно-критические труды Сын нотариуса. В юном возрасте изучил латынь...