1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Библейская легенда

В эссе «Одиночество» Унамуно, например, писал: «Я хотел бы услышать Каина наедине, когда рядом с ним нет Авеля, и услышать его после того, как его проклял бог!» Вот таким монологом-исповедью современного Каина — Хоакина Монегро — и должна была стать «нивола» «Авель Санчес». Замысел Унамуно подчеркивается здесь тем, что авторский текст перемежается с «Исповедью», написанной будто бы самим Хоакином. Фабула «ниволы» крайне проста. Чуть ли не с колыбели Хоакин и Авель дружны. Хоакин, несомненно, талантливее и глубже Авеля, но так уж получается, что школьные товарищи льнут к Авелю; Елена, которую полюбил Хоакин, становится женой Авеля; везде и всегда Авелю без труда достается то, чего не может добиться его друг. Постепенно в сердце Хоакина зреет чувство зависти-ненависти, которого он стыдится, от которого хочет и не может избавиться до самой смерти. На первый взгляд эта «нивола» может показаться одним из частых на Западе в XX в. исследований мрачных тайников человеческой души, исследованием, призванным доказать «вечность» и неизменность челове-ческих пороков. Однако это впечатление поверхностно и рассеивается при более внимательном вчитывании.
В самом деле, в чем корни зависти Хоакина? Конечно же, прежде всего в ощущении несправедливости, царящей вокруг. Ведь он гораздо более духовно богат, чем Авель. Но оказывается, что это духовное богатство никому вокруг не нужно; наоборот, окружающие как будто не хотят простить Хоакину, что он на голову выше их. Между тем Авель — плоть от плоти окружающего общества; он потому и становится кумиром, что всем лестно видеть знаменитым одного из себе подобных. И когда Хоакин в споре с Авелем относительно библейской легенды о Каине восклицает: «Обласканным, приближенным был у бога Авель... Лишенным милости — Каин», то, конечно же, он протестует и против общества, в котором возможна подобная несправедливость. Недаром он продолжает: «Так ты полагаешь, что счастливчики, взысканные судьбой, любимчики, совсем в этом неповинны?
Унамуно, несомненно, сочувствует Хоакину, но и по отношению к нему он столь же прозорливо жесток, как и к остальным. Оружие, избираемое Хоакином, — обоюдоостро. Стремясь к самоутверждению, герой в то же время разрушает в себе те свойства, которые выделяли его из общества. В этом особый трагизм и этого и других произведений Унамуно. Зависть оказывается «внутренней гангреной испанской души», всеобщим пороком в обществе, в котором господствует девиз: «Возненавидь ближнего своего, как самого себя!»

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Луи де Рувруа

Луи де Рувруа

Луи де Рувруа, герцог Сен-Симон (Louis de Rouvroy, duc de Saint-Simon; 1675—1755) — один из самых знаменитых мемуаристов, автор подробнейшей хроники событий и интриг версальского двора Людовика XIV. Придворная карьера Сын одного из...

Маркиз де Сад

Маркиз де Сад

Донасье́н Альфо́нс Франсу́а де Са́д (фр. Donatien Alphonse François de Sade; 1740—1814), вошедший в историю как марки́з де Са́д (фр. marquis de Sade [maʁˈki də sad]) — французский аристократ, писатель и философ. Он...

Клод Кребийон

Клод Кребийон

Клод Кребийо́н, Кребийо́н-сын (фр. Claude Prosper Jolyot de Crébillon; 14 февраля 1707, Париж — 12 апреля 1777, там же) — французский писатель XVIII века, сын поэта и драматурга Проспера Жолио де Кребийона. Биография Воспитывался в...