1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Принцип сценичности сохраняется писателем

Бернар Бюзар сначала, кажется, под стать любимым героям Вайяна — и внешностью, и свободой общения с людьми. Но это человек, устремленный не к духовным ценностям, не к полету мечты (какой бы многоликой ни представала мечта в разных романах Вайяна), а к обладанию чем-то весьма материальным, прозаическим. Такой человек — не хозяин сам себе, и этого достаточно, чтобы заслужить презрение писателя. Он называет людей вроде Бернара "possedes" — т. е. одержимые, безумные, подчиненные какой-то идее. (Так переводилось и название "Бесов" Достоевского. ) Они еще менее симпатичны автору, чем desinteresses — равнодушные. Своеобразное "кредо", поясняющее, чего ждет он от человека, сформулировано уже в "Странной игре": "Человеческое существо перестает интересовать меня с того момента, когда его поведение целиком определяется чем-то внешним — будь то туберкулез, увлечение рулеткой или любовная страсть. . . Меня влечет по преимуществу добровольная борьба человека с обстоятельствами — в каких бы аспектах она ни проявлялась".

Соотношение между человеком, обстоятельствами и другими людьми здесь совершенно иное, чем в системе экзистенциализма. Для Матье Деларю Сартра и Мерсо Камю приемлем "код" характера, в котором заложены сплошные "не": "тот, кто не изучил английского языка, не вступил в коммунистическую партию, не был в Испании. . . "13. Вайян же не только ждет, что человек разным "не" противопоставит определенное "да", но и уверен в благотворности подобных решений для внутреннего "я" человека. Проблема "я и другие" постоянно возникает в произведениях Вайяна, с разных сторон освещая его понимание характера.

В них немало ситуаций, которые могли бы уложиться в формулу Сартра "ад — это другие", но, даже доводя такие ситуации до кульминации, Вайян не соглашается признать универсальность подобной формулы. Позиция эта для читателя, может быть, еще отчетливее в тех романах, на которые легла печать сомнений Вайяна в целесообразности коллективных действий ради социальной справедливости. До конца своих дней Вайян убежден: "В одиночку не меняют условия жизни"14, но если для героев "Странной игры", "Одинокого молодого человека", Пьеретты Амабль и Бомаска борьба — в настоящем и грядущем, то для героев "Закона", "Празднества" она — в прошлом, как перенесенная в детстве корь.

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Маркиз де Сад

Маркиз де Сад

Донасье́н Альфо́нс Франсу́а де Са́д (фр. Donatien Alphonse François de Sade; 1740—1814), вошедший в историю как марки́з де Са́д (фр. marquis de Sade [maʁˈki də sad]) — французский аристократ, писатель и философ. Он...

Франсуа Андриё

Франсуа Андриё

Франсуа Гийом Жан Станислав Андриё (фр. François Guillaume Jean Stanislas Andrieux; 1759–1833) — французский поэт, драматический писатель, член Французской академии. Биография Родился 6 мая 1759 года во Франции в Эльзасе в городе Страсбурге. Получив...

Мари Мадлен де Лафайет

Мари Мадлен де Лафайет

Мари Мадлен де Лафайет (урождённая Мари Мадлен Пиош де Ла Вернь, фр. Marie-Madeleine Pioche de La Vergne; по мужу графиня де Лафайет, фр. Comtesse de La Fayette; в русской традиции часто просто...