1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Рядом с историческими романами

Вот почему стал бестселлером (2 млн экз. ) "Конь моей гордости" Пьера Жакеза-Элиаса, звавшего учиться терпению и человеческому достоинству у бретонских крестьян; вот почему хорошо были встречены романы Бернара Клавеля, поселившегося с начала 70-х годов в Канаде,— об этой суровой стране, ее отважных людях (цикл "Царство Севера" — романы "Гаррикана", бестселлер 1983 г. ; "Золото земли", 1984; "Амарок", 1987). Царство природы, как ни беспощадна она к человеку, противопоставлено здесь царству чистогана, которое ломает человека, едва только он, оставив леса и равнины, подается в город. Иногда бегство обратно, в спасительную обитель природы становится звеном сюжета: не сумев стать хладнокровным хищником, покидает город, чтобы поселиться на знакомом до боли заброшенном полустанке, герой Ги Крусси ("Хищник", 1976).

После множества книг, где место и время были нейтральными, не имели значения, внимание к конкретным приметам пейзажа, дома, местных традиций, эпохи обретает смысл своеобразного манифеста. Наряду с расцветом исторического и регионального романов последние десятилетия отмечены формированием феминистской литературы. Конечно, произведения, ее образующие, не принадлежат какому-либо одному жанру, могут касаться разных тем и оперировать несхожими эстетическими критериями, но феномен феминистской литературы заявил о себе достаточно громко, и обозначить его на литературной карте необходимо. "Взрыв активности движения женщин,— пишут авторы книги "Литература Франции после 1968 года",— является важнейшим элементом современного периода на любом уровне — политическом, культурном, медицинском, сексуальном, профессиональном". Феминистская литература — это явление 70—80-х годов. Развитие феминистского движения (рождение организации М. Л. Ф. — "Движение за освобождение женщин", "Манифест 343", прозвучавший в 1971 г. ) в момент, когда центром литературных дебатов был язык, с неизбежностью привело к постановке вопроса о специфике "женского письма".

Если Симона де Бовуар, открывшая эту тему своим "Вторым полом" (1949), декларируя право женщины на равенство с мужчиной во всех сферах науки, искусства, политической жизни, открыто иронизировала над гипотезой рождения какого-то особого "женского" языка, то активистки феминистского движения 70-х годов подошли к этой проблеме совсем с другой стороны46. Они считают, что "равенство" нивелирует женскую природу, мешает женщине-писательнице выразить себя, подталкивает ее к подражанию мужской речи. Теоретически эти взгляды были аргументированы сестрами Флорой и Бенуат Гру ("Женский род множественного числа", 1965), Элен Сиксус ("Артикль ля", 1976; "Книга Прометеи", 1983) и в меньшей степени Мари Кардиналь ("Говорить по-другому", 1976).

На волне этого интереса к специфике женских проблем возникло "Издательство женщин" (с 1974 г. ) и специальные серии в ряде издательств: "Женщина" при Дэноэль, "Время женщин" при Грассэ, "Голос женщин" при Сток, "Говорить по-другому" при "Эдисьон де минюи", "Свободны для самих себя" при Сёй. И хотя Юлия Кристева, Кристиан Рошфор, Клэр Этчерелли и некоторые другие развивали мысль Симоны де Бовуар о тщетности попытки создания какого-то особого женского языка, победу одерживала идея дифференциации литературной манеры по половому, так сказать, признаку. Элен Сиксус полагает, что "другая'речь" может родиться лишь при полном отказе от логоса, чтобы "говорило само тело женщины". Характеризуя женщину, как бесправное, забитое, напуганное всякими табу существо, обозначая положение женщины как "feminitude" по аналогии с "негритюд", Элен Сиксус объявила позорными и самые "женские" обязанности — ведение домашнего хозяйства, воспитание детей. "Мать,— разъясняла она,— это перманентное рабство", так как она воспитывает дочь по своему образу и подобию, готовя ее к смирению.

Идеалом в произведениях Элен Сиксус ("Внутри" — премия Медичи 1969 г. ; "Третье тело", 1970, "Нейтральное", 1972, "Дыхание", 1975) и Бенуат Гру ("Часть жизни", 1972, "Такая как есть", 1975, "Три четверти жизни", 1984) становился либо мир без мужчин, потому что любые отношения между мужчиной и женщиной неизбежно женщину унижают (отсюда — идеализация лесбиянских пар); либо эгоистическое использование мужчины, который создает женщине комфортную жизнь, откровенная эксплуатация того, кто привык эксплуатировать. В ней меньше крайностей, чем в манифесте В ней меньше крайностей, чем в манифесте, вышедшем десятилетием раньше ("Женский род множественного числа" в соавторстве с Флорой Гру), но главная мысль — одинаково униженное положение женщины, как бы ни сложилась ее жизнь, к какому бы социальному классу она ни принадлежала. "Богатые, разодетые или совсем бедные, женщины олицетворяют собой все равно утрату личности, они представляют собой одну и ту же систему". Ряд глав, демонстрируя унижения, которым подвергаются женщины, грешит натурализмом, но Б. Гру далека от выводов, например, Элен Сиксус, связывающей освобождение женщины именно с сексуальной сферой. На страницах романа "Внутри" Элен Сиксус завороженно описывает заточение духа, т. е. то, что скрыто оболочкой тела и не имеет определений,— необъяснимые страхи, инстинктивные желания, возникающую боль, поднимающееся отчаяние. . . Происходящее внутри гораздо явственнее, чем происходящее вовне, отличает женщину от мужчины. В романе "Революция для Фаустов" (1975) Элен Сиксус переводит этот контраст (и эту вражду) в план космический.

Некий Безумец, равноправный Богу и Дьяволу, увлекает рассказчика за собой в "земно-небесные сферы", откуда можно воспринять в единстве то, что раздроблено на фрагменты. Мир являет собой картину непрекращающегося насилия, от которого — в любых его вариациях — страдает прежде всего женщина. Являясь жертвой, она и сама несет миру зло, так как слишком часто беременна революцией. Попытаться понять, что же является сутью женщины, искореженной, искалеченной многовековым угнетением, пытаются все персонажи этого странного романа — Данте и Гёте, Фауст и Эгмонт, Джордано Бруно и Наполеон, сама Идеология и сам Атом.

В историях литературы, освещающих явления последних десятилетий, к "женской" литературе зачастую относят почти все имена женщин-писательниц (в стороне неизменно остается лишь Натали Саррот) — Маргерит Дюрас, Маргерит Юрсенар, Франсуаза Малле-Жорис, Мари-Луиза Омон, Даниэль Сальнав, Мари Кардиналь, Анни Эрно, Анни Леклерк, Эдмонда Шарль Ру и т. д. Такое расширительное толкование феминистской литературы, конечно, не имеет под собой достаточных оснований (с ним справедливо спорит автор книги "Женские взгляды", 1976, Анн Офир). Мотив дома, семьи, отношений родителей с детьми, изматывающего ритма существования, которое особенно беспощадно к женщинам,— в центре многих книг Эрве Базена, Раймона Жана, Робера Сабатье, Робера Андре и др. Внимание к этим проблемам писательниц — Мари Кардиналь ("Ключ у двери", 1972; "Слова, чтобы это сказать", 1975); Анни Эрно ("Женщина-ледышка", 1981, "Место" — премия Ренодо 1983), Франсуазы Малле-Жорис совершенно не имеет феминистской исключительности, и книги эти едва ли должны рассматриваться в русле поиска "особого" женского языка.

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Поль Пелиссон

Поль Пелиссон

Поль Пелиссо́н (также: Пеллисон-Фонтанье, Пелиссон-Фонтанье, Пеллиссон-Фонтанье) (фр. Paul Pellisson; 30 октября 1624 , Безье — 7 февраля 1693, Париж), французский литератор XVII века. Биография Пелиссон был родом из кальвинистской семьи. Изучал право в Тулузе...

Шарль Котен

Шарль Котен

Шарль Коте́н (фр. Charles Cotin; 1604 — 1682) — французский писатель, аббат. Биография Один из завсегдатаев отеля Рамбулье, отличался витиеватым языком, галантностью и страстью к всему ходульному, напыщенному. Литературная известность Котена основана главным...

Мари Мадлен де Лафайет

Мари Мадлен де Лафайет

Мари Мадлен де Лафайет (урождённая Мари Мадлен Пиош де Ла Вернь, фр. Marie-Madeleine Pioche de La Vergne; по мужу графиня де Лафайет, фр. Comtesse de La Fayette; в русской традиции часто просто...