1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Ануя последних десятилетий следует искать

Справедливость народного гнева по отношению к "коллабо" не отменяла трагизма судеб отдельных, часто "маленьких" людей, вынужденных жить долгих четыре года на оккупированной территории. Обобщенным образом драматического напряжения тех первых послевоенных лет может служить описание того, как в маленьком французском городке или деревне водят по улицам обритую наголо девушку под разгневанные крики односельчан, под веселое улюлюканье американских солдат, крепко обнимающих своих французских подружек. Есть такие кадры в лентах французских кинематографистов начиная с 60-х годов, есть подобные сцены в литературе о том времени, есть, скажем, пьеса Жана-Пьера Венцеля "Фатерланд", написанная уже в конце 70-х и рассказывающая о судьбе сына француженки и немецкого солдата. И то, что в самом начале 50-х годов в "Жаворонке" Ануй обратился к "историческому сюжету" из национального прошлого, то, что он вывел характер героический и бескомпромиссный, гораздо в большей степени свидетельствует о его отношении к коллаборационизму, чем стремление защитить известных ему людей от обвинений в сотрудничестве с оккупантами. Столь очевидная и в какой-то мере демонстративная смена героев в драматургии Ануя начиная с середины 50-х годов связана и с изменившимися умонастроениями послевоенного времени, и с его внутренней потребностью предъявить свой счет идеалам и идеям времени предвоенного, 30-х годов.

Он был не только сыном, но и судьей этого времени, по выражению известного французского историка театра Мишеля Корвена. Присущий всему творчеству Ануя морализаторский пафос (к счастью, растворенный, благодаря таланту автора и его блистательному знанию театральных законов и уловок, в живой ткани драматического произведения, а не вынесенный на его поверхность или прибереженный для эффектного финала) с годами приобретал все более конформистский и консервативный оттенок, о чем свидетельствуют, в частности, и такие его пьесы, как "Булочник, булочница и их подмастерье" (1968) и "Красные рыбки" (1970). Происшедшие перемены — "факт биографии"Происшедшие перемены — "факт биографии" не только Ануя, но и времени, и страны, и поколения. Это ощутимо и в эволюции персонажей, сыгранных выдающимся французским актером Жаном Габеном, по единодушному мнению критиков, историков искусства, социологов и его коллег, ставшим символом демократических устремлений французского общества 30-х годов (показательно, что в поставленном уже в 80-е годы и снятом на пленку замечательном спектакле "Бал", в котором полувековая история Франции "рассказана" с помощью музыки, танца, типажности действующих лиц, героем сцены, запечатлевшей предвоенные годы, оказывается легко узнаваемый, словно пришедший из фильмов "Набережная туманов" или "День начинается", Жан Габен). В поэме, посвященной выдающемуся актеру, Жак Превер писал, что "Жан Габен — это сама очевидность, очевидность человеческого существа".

В фильмах 30-х годов Превера—Карне или Жана Ренуара неизменной устремленностью героев, наделенных "очевидностью человеческого существа" Жана Габена, было обретение свободы. Иногда ценой жизни, как у ануевских героинь той поры. Персонажи Габена послевоенного периода постарели не только в естественном, житейском смысле, но и духовно.

Бунтарская решимость и взрывная энергия сменились приятием жизни такой, какова она есть. Более стремительной и трагической была эволюция Героя, предложенная своим современникам, другим выдающимся актером — символом послевоенной Франции, Жераром Филипом. Цельный в своем служении долгу и чести Родриго-Сид, искрометный и вольнолюбивый Фанфан-Тюльпан, трагически надломленный, но упорный в своем достижении цели — свержении тирании Лоренцо Медичи уступают место насмешливому, ни во что не верящему Октаву из "Капризов Марианны" Мюссе и беспредельно развращенному цинику Вальмону из фильма Роже Вадима "Опасные связи—60". Смена персонажа, развенчание героя у Жерара Филипа тем более поразительны, что происходят они на очень короткой временной дистанции, на протяжении одного десятилетия.

Словно актер чувствовал, что ему отпущено мало времени. Его смерть в 1959 г. (фильм Вадима вышел на экраны в 60-м, когда Филипа уже не было в живых, и был запрещен к показу за пределами Франции, как наносящий ущерб национальному престижу) как бы поставила точку в биографии романтического героя.

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Шуази Франсуа

Шуази́, Франсуа-Тимолеон де (François-Timoléon de Choisy, 16 августа 1644, Париж – 2 октября 1724, Париж), французский писатель, священнослужитель, известный трансвестит; возможно, транссексуал. Член Французской академии с 1687 г. Биография По материнской линии...

Мадлен де Скюдери

Мадлен де Скюдери

Мадлен де Скюдери (фр. Madeleine de Scudéry, 15 ноября 1607, Гавр — 2 июня 1701, Париж) — французская писательница, представительница прециозной литературы. Биография Мадлен де Скюдери осиротела в шестилетнем возрасте; получила хорошее образование стараниями дяди....

Клод Кребийон

Клод Кребийон

Клод Кребийо́н, Кребийо́н-сын (фр. Claude Prosper Jolyot de Crébillon; 14 февраля 1707, Париж — 12 апреля 1777, там же) — французский писатель XVIII века, сын поэта и драматурга Проспера Жолио де Кребийона. Биография Воспитывался в...