1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Н.Т. Пахсарьян

 

Сентиментализм: попытка определения*

 

Когда заходит разговор о романтизме, непременно вспоминают слова Вяземского: «Романтизм как домовой: все говорят, что он есть, но как наткнуть на него палец?». Однако не менее справедливым будет это замечание, если вместо слова «романтизм» мы поставим «сентиментализм». Ведь это литературное направление отличается ничуть не большей определенностью. Более того, далеко не всегда оно признается важной эстетической тенденцией эпохи Просвещения, поглощаясь либо вовсе вытесняясь концепцией предромантизма. Однако анализ сентиментализма в его специфике выражает не только историко-литературную, так сказать «антикварную», потребность, но, как кажется, отвечает и некоторым самым актуальным  художественным тенденциям текущей литературной жизни. В данной статье предложен вариант словарного определения термина «сентиментализм», безусловно, открытый для обсуждения, дополнения. полемики. 

***

СЕНТИМЕНТАЛИЗМ (франц. sentimentalisme, от англ. sentimental – от франц. sentiment – чувство) – тип культуры и художественное направление в литературе и искусстве XVIII в., связанное с новым взглядом на человеческую природу, с приданием особой ценности сфере частной жизни, душевным переживаниям, чувствительности, сердечности и одновременно – с новым отношением к окружающей человека природе, к естественным ландшафтам, простоте и невозделанности. Проявления  сентиментализма можно обнаружить уже в первые десятилетия XVIII в., поскольку сентименталистское мирочувствование рождается как реакция на барочно-классицистические культурные ценности, с их монументальностью, ригористической моралью, героизмом, строгостью и рациональной продуманностью как классицистических норм и правил, так и их  нарушений, неправильностей, с «рассудочной экстравагантностью» (С.С. Аверинцев) барокко. Однако хронологические рамки сентиментализма  как целостного направления – 1740 – 1790. Для формирования этой целостности была важна полемика С. с культурой рококо, возникшей в период «кризиса европейского сознания» (П. Азар), то есть на рубеже XVII – XVIII столетий, с рокайльной концепцией «естественной скандальности» человеческой натуры, с компромиссно-двойственной моралью и представлениями о любви.

Обычно утверждают, что сентиментализм возникает как реакция на чрезмерный рационализм классицизма и Просвещения, что не объясняет, во-первых, тех произведений раннего сентиментализма, в которых рассудочность, или, по крайней мере, рассудительность прекрасно уживается с чувствительностью (ср., напр. разумно-добродетельную и от этого не менее чувствительную Памелу Ричардсона), а, во-вторых, того факта, что среди просветителей, особенно поздних, довольно много тех, кто сочетает сентиментализм и просветительские воззрения. Категории “сердце”, “чувство”, “воображение” - постоянный предмет рефлексии в эстетике XVIII века – от ее раннего периода (работ Лонжпьера, Дюбо, Ремона де Сен-Мара) до последних десятилетий, когда эти проблемы будут подняты в философии Канта. Категоричным, а потому неточным выглядит привычное утверждение о том, что философский разум и чувство принципиально разделены и противостоят друг другу. Верно не только то, что  “человек чувствительный в XVIII в. не просто являет собой некий психологический тип, но воплощает определенный способ мышления, становясь философом даже в самом чувстве”[1], но и то, что “человек рассуждающий” философствует совсем не в ущерб чувствам: “ни одно разумное существо не может быть бесчувственным”, убежден Шефтсбери; “чем разум человека становится просвещеннее, тем его сердце – чувствительнее”, – формулируют энциклопедисты общую для века мысль. Другое дело, что для сентиментализма «мудрость скорее – от сердца, чем от ума» (Шефтсбери), к тому же «разум может ошибаться, чувство – никогда!» (Ж.-Ж. Руссо). Через открытое проявление чувств человек сентименталистской культуры выказывает в одно и то же время свою принадлежность к человеческому обществу и свою индивидуальность. Чувствительность является в эпоху сентиментализма фундаментом гражданского общества в той мере, в которой она поддерживает отношения между личностным самосознанием и солидарностью людей.

Таким образом, сентиментализм порождает новые принципы этики, так называемый этический сентиментализм, основывая мораль на эмоциональной природе человека, его врожденной способности распознавать (чувствовать) добро и зло (ср. понятие “moral sense” у Шефтсбери), судить о них, ощущать удовольствие от совершения и созерцания добродетели. Поэтому сентиментализм на своем первом этапе развития оказывается близок просветительским идеям воспитания человека, жизнестроительства, совершенствования мира. Писатели этого направления лишь постепенно разочаровываются в возможностях подобного совершенствования и в “вознаграждении добродетели” (таков подзаголовок романа С. Ричардсона «Памела») – особенно в рамках наличной европейской цивилизации. В свой поздний  период сентиментализм обращается к руссоистской концепции “естественного человека”, который может сохранить свою нравственность только вдали от соблазнов, в неведении их, и уповая уже не столько на “нравственное чувство”, сколько на противопоставленную рассудочности “чувствительность” «простой души», невинность и чистоту дикаря.  Однако и руссоизм выступает не только как эмоционально-психологический настрой или нравственно-социальная позиция, но и как позиция политическая: критикуя основы цивилизации, руссоисты взывают к признанию политической и этической ответственности общества и индивидов за неисполнение «естественных» принципов свободы и справедливости. Возникновению союза Просвещения и С. способствуют и демократические симпатии последнего, интерес к людям из третьего сословия, по существу, впервые ставшим не комическими или сатирическими персонажами, а героями идиллической поэзии, «слезливой драмы», «чувствительного» романа. Лишь поздний, «предромантический» сентиментализм будет, вразрез с просветительской установкой, последовательно проявлять интерес к иррациональному, загадочному в душе и мире, к области таинственного, непознанного, страшного, что художественно запечатлеет готическая проза.  

Опираясь на те философские системы, которые не только видели в чувстве (ощущении) источник эмпирико-рационального познания действительности (Д. Локк), но и определенную форму такого познания, защищали априорность «нравственного чувства», заложенного в природе человека (А.Э.К. Шефтсбери), сентиментализм уже в первые годы 18 в. постепенно, но неуклонно вырабатывал новое понятие «естественного»  и новую этико-эстетическую концепцию личности. Остро чувствующий человек сентиментализма, как и скептически настроенный человек рококо,  переживает разочарование в большой Истории. Он обращает свое переживание  в первую очередь не на героические подвиги или трагические катастрофы, которые кажутся ему далекими от его собственной, простой жизни с ее милыми мелочами, а на сферу приватных событий, происходящих в семье, дружеском кругу, между влюбленными. Человеку сентиментализма претит «грубая сила, величие, героизм» (М.М. Бахтин).  «Простая нежность» (Т. Косткевич) сентиментализма не случайно находит благодатную почву в кругу простых людей, преимущественно третьего сословия. В простом укладе жизни сельских жителей – владельцев небольших поместий, деревенских священников и их семей, наконец, крестьян – обнаруживается та непосредственная, не нарушенная аристократическими, а далее шире -  городскими, цивилизационными  изысками гармоническая связь между природной добродетелью человека и «добротой» природы, проявляющей сочувствие к человеческим радостям и горестям. Сентименталистский герой обычно находится в разладе с обществом, но не с природой. «Природа и душа вступают в отношение соответствия, когда образы нежного, сладкого, меланхоличного и тоскливого плавно переходят друг в друга…»[2]

По отношению же к обществу персонаж сентиментализм чаще всего занимает позицию «страдательной пассивности»: «классический герой погибал, Лизу губят»[3], – замечает М.М.Бахтин по поводу героини повести Н.М. Карамзина, и это верно также по отношению к Клариссе Ричардсона, Сюзанне Дидро, Вертеру Гете и многим другим персонажам литературы сентиментализма

В культуре сентиментализма возникает расхождение между понятиями «страсть» и «чувство»: если первая связана с барочно-классицистической тягой к мощно-монументальному, героическому, идеально-совершенному, второе предполагает «естественный» масштаб, обыкновенные, «натуральные» эмоции – не безудержную, бурную фантазию, а живое воображение, не исступленную влюбленность, а нежную симпатию, не трагическое отчаяние, а меланхолическую грусть и т.п. При этом и само содержание и формы выражения чувства предполагают откровенность, искренность. Человек сентиментализма не стесняется проливать слезы, умиляться, падать в обморок и т.д. Не случайно психологи именуют период развития сентиментализма «эпохой повальной слезливости» (Л. Выготский). Для человека сентиментализма жалость, нежность и благорасположение к другому понимаются как тот социальный и гуманитарный долг личности, который выше всех остальных. Отсюда – заметные изменения в сторону бережной заботы, которые происходят в нравственно-психологической атмосфере эпохи сентиментализма по отношению не только к «простому» человеку, но и к животным, вещам, природе.

И все же культура чувства осуществляется главным образом эстетически – в искусстве, музыке, живописи, но более всего – в вербальных текстах, т.е. в романах, эссе, поэтических сочинениях, письмах, беседах.  Литература сентиментализма уповает на «чувствительного», сочувствующего, сопереживающего читателя, «доброй природе» которого доверяет и которого в то же время воспитывает. Вот почему сентиментализм, исследующий “жизнь сердца”, “движения души”, будучи не чужд повышенно открытой эмоциональности, одновременно любит серьезные моралистические поучения (в том числе и в поэзии - в баснях, элегиях). При этом подробности душевной жизни, переливы ощущений вкупе с размышлениями и наставлениями порождают неторопливую повествовательную интонацию, «отменную длину» «чувствительных» романов. Сентименталистская жажда искренности вызывает тягу к “естественным”, как бы “нелитературным” формам повествования в новеллах и романах - письмам, дневникам. Тем самым искренность сентиментализма подготавливает почву для романтической исповедальности, что прямо осуществляется в «Исповеди» Ж.-Ж. Руссо. В поэзии доминирующим жанром сентиментализма выступает элегия, в драматургии – «серьезная» или «слезливая комедия», «мещанская драма». Лучшим произведениям сентиментализма удавалось вызвать у читателя ощущение близости литературной истории к его собственному естественному, обыкновенному опыту жизни. Отсюда – своеобразные сентиментальные «культы» литературных персонажей, местные легенды о реальном существовании дерева, под которым «сидел» Вертер, пруда, в котором «утопилась» бедная Лиза и т.п.   

Тема сочувствия, сопереживания весьма важна для сентименталистского сознания. Мотив друзей, помогающих в несчастье, поддерживающих душевно близкого им человека, часто возникает в произведениях сентименталистов – литературных и живописных, где парные или групповые портреты  изображают людей за совместным занятием (чтением, музицированием, беседой). Портреты приобретают камерный, «домашний» характер, манера актерской игры в театре лишается помпезности, риторической декламационности,  Ландшафты в парковой архитектуре наполняются стилизациями под «дикую», невозделанную природу, включающими места для уединенных размышлений и переживаний (гроты, беседки). Сады и парки в сентименталистском стиле именуют «английскими», поскольку считается, что именно и преимущественно в Англии культура сентиментализма получила распространение. Однако сентиментализм – не локально английское, а общеевропейское явление. К английским сентименталистам принадлежат Э.Юнг, Т.Грей, О. Голдсмит, У. Купер – в поэзии; С. Ричардсон, О. Голдсмит, Г. Маккензи – в романе, К. Сиббер, Дж. Лило, Э. Мур в - драматургии. Во Франции сентиментализм представляют  в прозе Д. Дидро,  Ж.-Ж. Руссо, Ж.-Ф. Мармонтель, Ж.П. Флориан, А. Бернарден де Сен-Пьер, в драматургии – Ф. Детуш, П. Нивель де Лашоссе, Д. Дидро, М. Седен, в поэзии – Ж.-Б. Руссо. В Германии С. развивается в  поэзии Ф.Г. Клопштока, драматургии Г. Э. Лессинга, Ф.М. Клингера, в романе Гёте «Страдания юного Вертера» и др. К С. в России относят творчество М.Н. Муравьева, Н.М. Карамзина, И.И. Дмитриева, В.В. Капниста, Н.А. Львова, молодого В.А. Жуковского. В музыке С. представлен творчеством Ф.Э. Баха,  оперой Глюка «Орфей и Эвридика», на которой проливал слезы сам Ж-Ж.Руссо и др. В живописи к С. принадлежит творчество Ж.-Б. Греза, Т.Гейнсборо, В.Л. Боровиковского.                   

Любопытно взаимовлияние французской и английской культур в этимологии понятия «сентиментализм». Еще в XII в. во Франции использовалось слово «sentiment» для обозначения психологических эмоций, чувств. Это значение закрепилось в XVII в. Слово «сентиментальный», возникшее на основе заимствования с французского,  было зафиксировано в Англии в Оксфордском словаре 1749, а во Франции – в 1769 уже как калька с английского. Обычно утверждают, что терминологическое значение слова определилось после выхода в свет романа Л. Стерна «Сентиментальное путешествие по Франции и Италии» (1768), однако само творчество этого писателя представляет собой синтез рокайльной и сентиментальной традиций. Жанр сентиментально-юмористического романа, развитию которого способствовал Л. Стерн, соединяет поэтологические принципы рококо и сентиментализма, реализует «чувствительное» как повествовательную модальность. «Сентиментальная» модальность, сформировавшаяся в сентиментализме, не только входит в некоторые классицистические и рокайльные произведения  18 в., но продолжает свое существование за пределами направления и эпохи, проявляется в романтизме (в мелодраме, например), реализме (например, в романах Диккенса).  Хотя, начиная с эпохи романтизма, критика большей частью склонна негативно оценивать «слащавую наивность» сентиментализма, заложенный в сентименталистской культуре заряд гуманности способствует  возрождению этой культуры в форме «нового сентиментализма» конца XX – начала XXI столетия (Т.Кибиров, Е. Гришковец, А. Геласимов, С. Гандлевский). 

Примечания


 

* Пахсарьян Н.Т. Сентиментализм: попытка определения // Литература в диалоге культур – 3. Ростов-на-Дону, 2006.

[1] Бенишу П. На пути к светскому священнослужению //НЛО. 1995. № 13. С. 223.

[2] Лахманн Р. Демонтаж красноречия. СПб., 2001. С.233.

[3] Бахтин С.М. Собр. соч.: В 6-ти т. М.: Русские словари, 2000. Т. 2. С. 413.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Запорная арматура броен comsy.ru. . подарок с фото

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Мадам д’Онуа

Мадам д’Онуа

Мадам д’Онуа, Мари-Катрин д’Онуа (фр. Marie-Catherine, Madame d'Aulnoy, урождённая Мари-Катрин Ле Жюмель де Барневиль, 14 января 1651, Барневиль в Нижней Нормандии — 13 января 1705, Париж) — французская писательница, одна из авторов классической...

Мадлен де Скюдери

Мадлен де Скюдери

Мадлен де Скюдери (фр. Madeleine de Scudéry, 15 ноября 1607, Гавр — 2 июня 1701, Париж) — французская писательница, представительница прециозной литературы. Биография Мадлен де Скюдери осиротела в шестилетнем возрасте; получила хорошее образование стараниями дяди....

Венсан Вуатюр

Венсан Вуатюр

Венсан Вуатюр (фр. Vincent Voiture; 24 февраля 1597, Амьен — 26 мая 1648, Париж) — французский поэт XVII века, видный представитель литературы барокко. Биография Вуатюр родился в семье богатого торговца, поставлявшего вино ко двору. В...