1. Skip to Main Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer

Н. Т. Пахсарьян

КЛАССИЦИЗМ

КЛАССИЦИЗМ (от лат. classicus - образцовый, первоклассный) - художественное направление, зародившееся еще в эпоху Возрождения, занявшее, наряду с барокко, важное место в литературе 17 столетия и продолжающее развитие в эпоху Просвещения - вплоть до первых десятилетий 19 века. Прилагательное “классический” весьма древнее: еще до того, как получить свое основное значение в латинском языке, “classicus” означало “знатного, состоятельного, уважаемого гражданина”. Получив смысл “образцового”, понятие “классический” стало прилагаться к таким литературным произведениям и авторам, которые становились предметом школьного изучения, предназначались для чтения в классах. Именно в таком смысле слово употреблялось и в средневековье, и в эпоху Возрождения, а в 17 веке значение “достойный для изучения в классах” было закреплено в словарях (например, в словаре Ришле 1680). Определение “классический” применялось, поэтому, только к древним, античным авторам, но никак не к современным писателям, даже если их сочинения признавались художественно совершенными и вызывали восхищение читателей. Первым, кто употребил эпитет “классические” по отношению к писателям 17 века, был Вольтер. Современный смысл слова “классический”, значительно расширяющий список авторов, принадлежащих к литературной классике, начал складываться в эпоху романтизма. Тогда же появилось и понятие “классицизм”. Оба термина у романтиков имели чаще негативную окраску: классицизм и “классики” противопоставлялись “романтикам” как устаревшая литература, слепо подражающая античности - литературе новаторской (см.: “О Германии” Ж.де Сталь, 1810; “Расин и Шекспир” Стендаля, 1823). Напротив, противники романтизма, прежде всего во Франции, стали употреблять эти слова как обозначение подлинно национальной литературы, противостоящей иноземным (английским, немецким) влияниям, определяли словом “классики” великих авторов прошлого - Корнеля, Расина, Мольера, Ларошфуко. Высокая оценка достижений французской литературы 17 столетия, ее значение для становления других национальных литератур Нового времени - немецкой, английской и других - способствовало тому, что этот век стали считать “эпохой К”, в которой ведущую роль играли французские писатели и их прилежные ученики в других странах. Те же писатели, которые явно не вписывались в рамки классицистических принципов, оценивались как “отставшие” или “сбившиеся с пути”. Фактически установились два термина, значения которых отчасти пересекались: “классический” - т.е. образцовый, художественно совершенный, вошедший в фонд мировой литературы, и “классицистический” - т.е. относящийся к К. как к литературному направлению, воплощающий художественные принципы К 

“К.” - понятие, вошедшее в истории литературы конца 19 -начала 20 века, написанные учеными культурно-исторической школы (Г.Лансон и др.). Вослед этим работам термин “К.” стал активно использоваться в литературоведении. Черты К. прежде всего определялись из драматической теории 17 века и из трактата Н.Буало “Поэтическое искусство” (1674). Его рассматривали как направление, ориентирующееся на античное искусство, черпающее свои идеи из “Поэтики” Аристотеля, а с другой стороны - как литературу эпохи абсолютной монархии, воплощающее абсолютистскую идеологию. Пересмотр такой концепции К. и в зарубежном, и в отечественном литературоведении приходится на 1950-60-е: отныне К. стал трактоваться большинством ученых не как “художественное выражение абсолютизма”, а как “литературное направление, пережившее период яркого расцвета в ХУП в., в годы укрепления и торжества абсолютизма” (Виппер Ю.Б. О “семнадцатом веке” как особой эпохе в истории западноевропейских литератур // ХУП век в мировом литературном развитии. - М. -1969. С.50-51). Термин К. сохранил свою роль и тогда, когда ученые обратились и к неклассицистическим, барочным произведениям литературы 17 века. В определении К. выделяли прежде всего стремление к ясности и точности выражения, строгую подчиненность правилам (так называемые “три единства”), равнение на античные образцы. Зарождение и распространение К. связывали уже не только с укреплением абсолютной монархии, но с возникновением и влиянием рационалистической философии Р.Декарта, с развитием точных наук, прежде всего математики. В первой половине 20 века К. именовали “школой 1660-х” - периода, когда во французской литературе одновременно творили великие писатели - Расин, Мольер, Лафонтен и Буало. Постепенно истоки классицизма выявились в итальянской литературе периода Возрождения: в поэтиках Д.Чинтио, Ю.Ц.Скалигера, Л.Кастельветро, в трагедиях Д.Триссино и Т.Тассо. Поиски “упорядоченной манеры”, законов “истинного искусства” обнаружились и в английской (Ф.Сидни, Б.Джонсон, Д.Мильтон, Д.Драйден, А.Поуп, Д.Аддисон), и в немецкой (М.Опиц, Г.Готшед, И.В.Гете, Ф.Шиллер), и в той же итальянской (Д.Кьябрера, В.Альфьери) литературах 17-18 вв. Значительное место занял в европейской литературе и русский К. эпохи Просвещения (А.П.Сумароков, М.В.Ломоносов, Г.Р.Державин и др.). Все это заставило современных исследователей рассматривать К как одну из важных составляющих художественной жизни Европы на протяжении нескольких столетий и как одно из двух (наряду с барокко) главных литературных направлений, заложивших основы культуры Нового времени.

Одной из причин долговечности К. было то, что писатели этого направления рассматривали свое творчество не как способ субъективного, индивидуального самовыражения, а как норму “истинного искусства”, обращенного к общечеловеческому, неизменному, к “прекрасной природе” как постоянной категории. Классицистическое видение действительности, сформировавшееся на пороге Нового времени, обладало, как и барокко, внутренним драматизмом, но подчиняло этот драматизм дисциплине внешних проявлений. Античная литература служила для классицистов арсеналом образов, сюжетов, но эти сюжеты и образы наполнялись актуальным содержанием. Если ранний, ренессансный К. стремился к воссозданию античности путем подражания, то К. 17 столетия вступает в соревнование с античной литературой, видит в ней прежде всего пример правильного использования вечных законов искусства, пользуясь которыми можно суметь превзойти древних авторов (см. спор о “древних” и “новых”).   Строгий отбор, упорядочивание, стройность композиции, классифицирование тем, мотивов, всего материала действительности, ставшей объектом художественного отражения в слове, были для писателей К. попыткой художественного преодоления хаоса и противоречий действительности, диктовались желанием “рассудком вознестись над завистью и злобой”(М.Опиц), соотносились с дидактической функцией художественных произведений, с почерпнутым из Горация принципом “поучать, развлекая”. Литература К. воплощает свою художественную концепцию человека - героической личности, благовоспитанного человека, излюбленная коллизия в произведениях К. - столкновение долга и чувства, или борьба разума и страсти. Для К. характерно стоическое настроение, противопоставление хаосу и неразумию действительности, собственным страстям и аффектам способности человека если не к их преодолению, то к обузданию, на крайний случай - к одновременно драматическому и аналитическому осознанию (герои трагедий Расина). Декартовское “мыслю, следовательно, существую” играет в художественном мироощущении персонажей К. роль не только философско-интеллектуального, но и этического принципа.  

Иерархия этико-эстетических ценностей обусловливает преимущественный интерес К. к нравственно-психологической и гражданской тематике произведений, диктует классификацию жанров, деление их на “высшие” (эпопея, ода, трагедия) и низшие (комедия, сатира, басня), выбор для каждого из этих жанров специфической тематики, стиля, системы персонажей и т.д. К. присуще желание аналитически  разводить по разным произведениям, даже художественным мирам трагическое и комическое, возвышенное и низкое, прекрасное и уродливое. Одновременно, обращаясь к низким жанрам, К. стремится их облагородить, например, убрать из сатиры грубый бурлеск, из комедии - фарсовые черты (“высокая комедия” Мольера). Поэзия К. устремлена к ясному выражению значительной мысли, смысла (“...смысл всегда живет в создании моем” - Ф. фон Логау), она отказывается от изощренности, метафорической усложненности, стилистических украшений. Особенное значение в К. имеют драматические произведения и сам театр, способный наиболее органично исполнять одновременно нравоучительную и развлекательную функции. В лоне К. развиваются и  прозаические жанры - афоризмы (максимы), характеры. Хотя теория К. отзывается  включать роман в систему жанров, достойных серьезного критического размышления, но на практике поэтика классицизма оказала ощутимое воздействие на популярную в 17 веке концепцию романа как “эпопеи в прозе”, определила жанровые параметры “маленького романа”, или “романической новеллы” 1660-1680-х, а психологический шедевр М.-М.де Лафайет “Принцесса Клевская” (1678) многие специалисты считают образцом классицистического романа.

К. - одно из самых теоретически продуманных литературных направлений. Однако не следует отождествлять художественную практику К. с выполнением предварительно составленных предписаний. Сама теория К. не сводится только к стихотворному трактату Н.Буало “Поэтическое искусство”: хотя его автора  справедливо  считают законодателем К., он был лишь одним из многих создателей литературных трактатов этого направления, наряду с М.Опицем и Д.Драйденом, Ф.Шапленом и Ф.д’Обиньяком и т.д.. Теория К.  складывается постепенно, переживает свое становление в спорах писателей и критиков, меняется с течением времени. Национальные варианты К. также имеют свои отличия: так, французский К. складывается в наиболее мощную и последовательную художественную систему, оказывает свое влияние и на барокко; немецкий - напротив, возникнув как сознательное культурное усилие по созданию “правильной” и “совершенной”, достойной других европейских литератур поэтической школой (М.Опиц), как бы “захлебывается” в бурных волнах кровавых событий Тридцатилетней войны и заглушается, перекрывается барокко и т.д.. Общее у классицистов различных этапов и стран - стремление противопоставить ощущению хаоса и зыбкости бытия упорядоченность и нормативность искусства. Общим является и отношение к литературе как к важной миссии воплощения в слове и передачи читателю требований природы и разума, как к способу “поучать, развлекая”. Классицисты уверены, что существуют вечные, незыблемые законы искусства, открытые еще в древности Аристотелем и основывающиеся на принципах следования природе и здравому смыслу (“Поэтика” Аристотеля - это природа, положенная на метод, и здравый смысл, положенный на принципы” П.Рапен). Вот почему они не столько подражают античным авторам, сколько соревнуются с ними в точности следования этим законам (“Я не знаю, что способствует развитию литературы более, нежели анализ античных сочинений при условии, что мы не подчиняемся полностью авторитету древних” Бен Джонсон “Заметки или наблюдения над людьми и явлениями, сделанные во время ежедневного чтения и отражающие своеобразие отношения автора к своему времени. // Манифесты западноевропейских романтиков. - М. - 1980. С. 174). Следование законам и правилам не обозначает, что классицисты поощряют педантизм и игнорируют роль художественной интуиции. Напротив,  хотя правила являются способом удержать творческую фантазию, свободу в границах разума, К. понимает, как важно для писателя, поэта интуитивное прозрение, прощает таланту отступление от правил, если оно уместно и художественно эффективно (ср.: “Самое малое, что следует искать в поэте, это умение подчинять слова и слоги определенным законам и писать стихи. Поэт должен быть...человеком с богатым воображением, с изобретательной фантазией...” - Опиц М. Книга о немецкой поэзии // Манифесты... С. 448). Постоянным предметом обсуждения в теории К., особенно во второй половине 17 века, является категория “хорошего вкуса”. Это понятие трактовалось не как индивидуальное предпочтение, а как коллективная эстетическая норма, выработанная “хорошим обществом”. В художественной практике вкус К. предпочитает многословию - лаконизм, туманности и сложности выражения - простоту и ясность (ср.: “Давно уже хотел я попытаться написать трагедию с той простотой действия, которую так ценили древние” - Ж.Расин Предисловие к трагедии “Береника” // Манифесты... С. 422), “буйству красок - воспроизведение смысла” (Бен Джонсон), поражающему, экстравагантному - благопристойное. Основным законом К. является художественное правдоподобие, которое коренным образом отличается от безыскусно правдивого отражения жизни, от исторической или частной правды. Правдоподобие изображает вещи и людей такими, какими они должны быть (ср. у М.Опица: “литература описывает явления не в том виде, в каком они являются, но в том виде, в каком они могли бы быть или должны были быть”), оно связано с понятием нравственной нормы ( “совершенно неправдоподобно, чтобы порядочная девушка вышла замуж за убийцу своего отца”, утверждал по поводу сюжета “Сида” Корнеля критик Ж. де Скюдери), психологической вероятности (именно ею Расин объясняет, почему его Федра не клевещет на Ипполита, как это было в античных источниках) благопристойности. Характеры в К. строятся на выделении одной доминирующей черты, что способствует их превращению в универсальные общечеловеческие типы.

Таким образом, поэтика К. в своих исходных принципах противостоит барокко, что не исключает взаимодействия обоих литературных направлений не только в рамках одной национальной литературы, но и в творчестве одного и того же писателя (наиболее яркий пример - Д.Мильтон).

К. продолжил свою жизнь и в литературе 18 века. В эпоху Просвещения особое значение получает гражданский и интеллектуальный характер конфликта в произведениях К., его дидактико-моралистический пафос.  Просветительский К. еще активнее вступает в контакт с другими литературными направлениями своей эпохи, больше опирается уже не на “правила”, а на “просвещенный вкус” публики, порождает различные варианты К.(напр., “веймарский классицизм” Гете и Шиллера). Развивая идеи “истинного искусства”, К. 18 века больше других литературных направлений закладывает основы эстетики как обобщающей науки о прекрасном, получившей и свое развитие и самое терминологическое обозначение именно в эпоху Просвещения. Значение К. проявляется и в том, что и в 19, и в 20 веках, наряду с противниками, а с другой стороны - эпигонами К., появлялись его подлинные продолжатели - неоклассицисты, не повторяющие буквально подходы К. к литературному творчеству, но поднимающие на щит те требования ясности слога, смысловой наполненности образов, чувства меры и нормы в структуре и фабуле произведений, которые сохраняют свою эстетическую ценность до наших дней.

Лит.: Виппер Ю.Б. Формирование классицизма во французской поэзии начала ХVII века. - М. - 1967; Обломиевский Д.Д. Французский классицизм. - М. - 1968; Литературные манифесты западноевропейских классицистов. - М. - 1980; Русский и западноевропейский классицизм. - М. - 1982; Bray R La formation de la doctrine classique en France. - P. - 1963; Benac H Le classicisme. - P - 1974; Jones T.B., Nicol B Neo-Classical Dramatic Criticism. 1560-1770. Cambridge - 1976; Klassik im Vergleich Normalitat und Historizitat europaischer Klassiken. - Stuttgart; Weimar. - 1993; Zuber R., Cuenin M Le classicisme. - P - 1998.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Наш опрос

Ваш любимый французский писатель:

 

 

 

 

 

 

 

 

  Итоги

Франсуа Андриё

Франсуа Андриё

Франсуа Гийом Жан Станислав Андриё (фр. François Guillaume Jean Stanislas Andrieux; 1759–1833) — французский поэт, драматический писатель, член Французской академии. Биография Родился 6 мая 1759 года во Франции в Эльзасе в городе Страсбурге. Получив...

Вольтер

Вольтер

Вольте́р (фр. Voltaire; 21 ноября 1694, Париж, Франция — 30 мая 1778, Париж, Франция; имя при рождении Франсуа-Мари Аруэ, фр. François Marie Arouet; Voltaire — анаграмма «Arouet le j(eune)» — «Аруэ младший» (латинское написание — AROVETLI) —...

Жан Шаплен

Жан Шаплен

Жан Шаплен (фр. Jean Chapelain, 4 декабря 1595, Париж — † 22 февраля 1674, там же) — французский поэт и литературный критик XVII века. Биография и литературно-критические труды Сын нотариуса. В юном возрасте изучил латынь...